shapka

Первые шаги в храме

Как и зачем становятся диаконами? Кто такая диакониса и почему женатый священник не носит обручальное кольцо? 

Одна моя знакомая недавно услышала в пустом после вечерней службы храме диалог женщин, ожидавших священника для огласительной беседы, в которой должны поучаствовать все будущие крёстные:

– А оно мне надо!? Как будто бы других дел нет! – возмущённо вполголоса говорила одна дама другой.

В каждой мировоззренческой системе есть свое представление о времени. В языческом мире время двигалось по кругу. Языческая история – это история превращений, повторения одного и того же. В христианском мире время носит линейный характер.

Может ли неправильное устройство церковной жизни причинить непоправимый вред человеку? Какие отношения духовника и прихожан можно назвать деструктивными? 

Каждый день, обращаясь к Отцу Небесному с Молитвой Господней, мы просим Его: «И остави нам долги наша…», заверяя при этом: «…якоже и мы оставляем должником нашим». Но всегда ли мы искренни в этих заверениях?

Почему молитвы называют «правилом»? Мы видим в молитвослове утреннее и вечернее правила, «правило ко Святому Причащению». Но со школьной скамьи под правилом мы подразумеваем некие постановления, предписания, алгоритмы действий. Их еще иногда заставляли зазубривать. Можно ли все это отнести к молитвам? Очевидно, нет. Разве что наизусть многие молитвы действительно заучиваются от частого повторения.

Есть место в книге Откровения, где тайнозритель Иоанн повествует нам, что когда придет время и мы все будем в Царстве Божием, то каждый получит имя таинственное, которое знает только Бог, дающий его, и познает тот, кто его получает. Это имя как бы содержит в себе всю тайну человека; этим именем сказано все о нем; этого имени никто не может знать, кроме Бога и получающего его, потому что оно определяет то единственное, неповторимое соотношение, которое существует между Богом и Его тварью – каждой, единственной для Него тварью.

Заслуженно много сегодня говорят о вере: веруешь ли ты, правильная ли у тебя вера, живая ли. Веру разъясняют, ей научают – и все это вполне оправданно, ведь без уразумения этого основополагающего понятия вряд ли можно надеяться на спасение. Но рядом со словом «вера» часто звучит еще одно слово – доверие. В беседе с протоиереем Евгением Попиченко мы попробуем разобраться в том, какой смысл вкладывается в это слово, как научиться доверять, кому доверять можно, а кому нельзя.