shapka

Человек в Церкви

Годы правления Петра Великого, выпавшие на конец XVII века и первую четверть XVIII века, стали временем, изменившим традиционный уклад жизни всего общества в России. Они в значительной мере затронули и Православную Церковь.

Максим Горький написал: «Человек – это звучит гордо». А церковь считает гордость грехом. С этим вопросом ко мне обращались не раз, и не все в нем просто и однозначно.

- ...А у нас, извините, в России одно примитивное Православие! – сокрушалась однажды в узком кругу знакомая профессорша.

С Екатериной Сувориковой, женой священника, мы говорили «понемногу о многом»: о творчестве, хобби, детях (а их у неё пятеро), борьбе с ленью и «материнским выгоранием», о выборе супруга. На диктофонной записи детский смех, временами нытье, хлопанье дверей, быстрый стук пяток по полу – концентрация жизни молодой многодетной семьи с неунывающими родителями. Позвольте мне, дорогой читатель, сохранить обаяние моей юной собеседницы, записав нашу беседу «на ты».

Любовь. Каждый из нас настолько привык к этому слову, мы столько раз слышали проповеди о любви и призывы к ней, что нам трудно бывает пробиться к вечной новизне христианского понятия любви. Кто-то из мыслителей сказал, что наша человеческая любовь похожа на грязную лужицу, в которой намешана и родниковая вода, и солома, и придорожная грязь. Любовь же Божия чиста.

Нет такого человека, который не испытывал бы этого чувства – чувства вины. Это эмоционально тяжелое, мучительное, часто сопряженное с чувством стыда и страха, состояние.

Когда Соня была маленькая, то любила ловить кузнечиков. Поймает прыгуна в теплые влажные детские ладошки и несет мне:
- Посмотри!
Мы полюбуемся на кузнечика, а он посидит, посмотрит на нас и прыгнет. Ах - и нет его!

Мне постоянно, с завидной регулярностью, задают один и тот же вопрос: почему Церковь называет людей рабами?