shapka

Семья и общество

"Здравствуйте, Дмитрий! Скажите, до каких пор это будет продолжаться – в храмах всё продаётся за деньги? Заходишь, а у вас висит прейскурант: крестины стоят столько-то, отпевания столько. Свечи тоже за деньги продают, причём пишут, словно издеваясь, не «цена», а «сумма пожертвования». Я думаю, что в храмы ходило бы гораздо больше людей, чем сейчас, если бы вы всё сделали так, как это и должно быть – бесплатно…"

Технологии шагают вперед довольно быстро. И вот перед человеком стоит выбор, что ему делать: переучиваться или полностью менять сферу своих профессиональных интересов.

В музее-заповеднике Константиново напротив храма глаз сразу замечает дом с красивыми резными окошками. Этот дом священника, восстановленный в октябре 2010 года, в начале ХХ века был культурным центром села.

Милостью Божией ни мы, ни наши родители не видели войну воочию, воспоминания о ней остались лишь в семейных преданиях, доставшихся от дедушек и бабушек, да свою лепту внесли кинематограф и книги. Однако вот уже несколько месяцев в соседнем государстве идут нешуточные бои. А в городах России легко можно встретить вынужденных переселенцев из зоны военного конфликта, многие из которых лишились крова, а другие потеряли родных и близких… Всё это - следствие фашиствующих тенденций на Украине.

Жить стало тревожнее, и порой это отражается на отношениях в семьях. Кто-то взвинчен и срывается на домочадцев, кто-то в депрессии ждет конца света… Эта тревожность рикошетит и по детям. Как вернуть себе опору и здравый смысл? Мы поговорили с профессиональным психологом, супругой священника Ириной СОМОВОЙ.

На все лето мы с детьми уезжаем в деревню. Среди дачников разных мастей наша семья – единственная многодетная.

Я с удивительным постоянством слышу одни и те же банальности:

Не знаю, как у других, а у меня часто перед самой Пасхой заканчиваются средства. Ведь так приятно готовить подарки для любимых! Нет, деньги еще будут — через три дня или неделю, но не теперь.

Мне было девятнадцать лет. Умирающий отец Глеб Каледа передал меня, как своё духовное чадо, настоятелю Никольского храма в Толмачах протоиерею Николаю Соколову. Это был удивительный храм, который восстанавливался в Третьяковской галерее как неотъемлемая часть экспозиции, как духовный центр музея.