shapka

Семья и общество

На днях участвовал в довольно интересной дискуссии о проблеме отхода современной молодежи от Церкви. Поступало много предложений – полезных и разных – о том, как бы нам так постараться, что бы такое еще придумать, чтобы удержать взрослеющих детей в храме.

В дни, когда все мы находимся на самоизоляции, когда уже устали от четырех стен, от уроков детей, от предстоящей неопределенности, когда теряется внутренний покой, радость и накапливается раздражение... Вспоминается пример того, что кто-то пребывал в несравненно более тяжелых условиях и находил в себе силы не унывать, не опускать руки, а наоборот, поддерживать друг друга и не отчаиваться, – это отрезвляет и поддерживает. Для многих таким ярким примером стал последний путь в заключении страстотерпцев императора Николая II и его семьи. В стесненных бытовых условиях, лишенные общения с близкими и возможности ходить в храм... В чем же они находили утешение и что им помогало достойно идти по бездорожью испытаний?

Ежедневно жизнь каждого храма начинается и теплится Литургиями. Каждое утро в нашем храме нас ждет Она. Сквозь полумрак сонного утреннего дома Божьего в чуть брезжущем свете, льющемся из окон и от затепленной лампады, проступают очертания Ее одежд, Лик Иисуса Христа – Спасителя и Ее взгляд – вечно добрый, теплый и приветливый… Наша Вратарница, Иверская…Она ждет каждого, не отступает от молящихся и всегда рядом с теми, кто Ее почитает. Так и наш батюшка говорит.

Родители и воспитатели зачастую оказываются не в теме интересов молодого поколения в виртуальном пространстве. Насколько безопасно сегодня свободное плавание в Интернете для детей и подростков и какие реальные угрозы могут подстерегать их там, нашему корреспонденту Алексею Жигалову рассказал ведущий специалист центра защиты детей от интернет-угроз Владимир Александрович Рогов.

Не так давно одного священника спросили: «Как выйти из состояния неофита?» На что тот ответил неожиданно: «Не надо этого делать! Возомнивший себя уже не неофитом, а “профессиональным” православным – в гораздо большей опасности».

Давным-давно это было, когда я впервые услышала от своей бабушки Аксинии, что на свете есть Бог. Боженька!

Утром первого января половина старшеклассников нашей школы стояла у храма. У многих в руках были цветы. У меня всегда вызывала недоумение традиция приносить цветы на похороны. Зачем? Это же не праздник. Не лучше ли их дарить при жизни? Кажется, что мы откупаемся от ушедшего.

Вдалеке глухая, заброшенная усадьба незатейливого вида. Ветхий домик из красного кирпича. Он пошелушен ветром и промочен дождём. На нижней части его фасада хозяйничает мох, от которого уже никто давно не избавлялся. Зданию не хватает ремонта. Вокруг дома различимы осколки прочих некогда целых надворных построек. Огромным прямоугольником ограда опоясывает сад. Избалованный добросовестным присмотром прежде, осиротев, почти без боя он уступил место новым обитателям. И сейчас на месте вишнёвых и сливовых деревьев растут клёны, которые быстро заполоняют периметр усадьбы.