shapka

Священное Писание

С каким чувством благоговения ко Христу и благодарности к родным, которые нас приводят к вере, мы вспоминаем о своем Крещении: как дивно думать, что поскольку наши родители или близкие нам люди открыли веру во Христа, поручились за нас перед Церковью и перед Богом, мы, Таинством Крещения, стали Христовы, мы названы Его именем.

Воображением мы сейчас представляем себя две тысячи лет назад, и какое дивное чувство должно наполнять нас: уже неделя, что мир стал иным! Мир, который тысячелетиями был как потерянная овца, стал теперь как овца обретенная, поднятая на плечи Сыном Божиим, ставшим Сыном Человеческим.

Конечно, искушался Христос, как человек. Бога искушать невозможно. Но во Христе божество и человечество нераздельны, а потому человеческие свойства могут приписываться Христу как Богу.

Сегодняшнее Евангелие о благодарности, о свойстве, которое должно бы быть нам таким естественными и которое так редко встречается среди нас.

Прочитанный сегодня отрывок из Евангелия приобретает особенную ясность и выпуклость, если вспомнить, что разговор между законником или юношей, спрашивающим о вечной жизни, и Христом последовал сразу же за тем, как Христос сказал, кто именно войдет в Царство Небесное, кто унаследует вечную жизнь.

Сегодня, в воскресном Евангельском чтении мы слышали повествование апостола Луки о том, как Христос исцелил больную женщину. Она 18 лет была скорчена, и не то чтобы выпрямиться - но даже головы своей поднять несчастная не могла. Но кто бы мог подумать, увидев это чудо, не все возрадовались ее исцелению.

Почему Христос одних учил прямо, а других – притчами? И даже апостолов Христос учил притчами. Это видно из слов апостолов на прощальной беседе Христовой: «Вот, теперь Ты прямо говоришь, и притчи не говоришь никакой» (Ин. 16:29).

Вы слышали сегодняшнее Евангелие: человек был богат; и в тот год особенно благословил его Бог, и его поля принесли богатую жатву. И он, оглядываясь на свое богатство, подумал: Не хватает у меня места, чтобы все сохранить; сломаю свои житницы, соберу свое достояние в новые, и тогда я могу упокоиться, тогда хватит у меня богатства на весь остаток моей жизни; тогда я могу сказать себе: пей, ешь, веселись...