shapka

Понедельник, 27 Июля 2020 17:54

Путем тернистым от Рязани до «Святых гор»

Оцените материал
(1 Голосовать)

В 1854 году в Свято-Успенский монастырь, который располагался около поселка Банное (ныне город Святогорск Донбасской Народной Республики), приехал немолодой уже человек, чтобы поступить в обитель простым послушником. Это был надворный советник Леонтий Павлович Грифцов, решивший вместо крахмальных рубах и дорогих мундиров облечься в грубую иноческую одежду.

Леонтий Павлович родился в Рязани в семье, по всей видимости, небогатой, но относящейся к старинному священническому роду. Отец его был церковным причетником в одном из храмов города. По оставшимся воспоминаниям, большую роль в воспитании сына сыграла его мать, приверженка строгих подвижнических нравов. Кроме нравственных устоев, привитых ему родителями, юный Леонтий имел живой ум, тягу к знаниям, упорство в достижении цели. После окончания курса в Рязанской духовной семинарии он поступил писцом в гражданскую палату, где имел мизерное жалование. Но благодаря трудолюбию и грамотному исполнению своих обязанностей, молодой человек вскоре был назначен столоначальником.

Леонтий Павлович быстро продвигался по карьерной лестнице. Его уважали за порядочность, ответственность, глубокие знания и профессионализм. Встав на ноги и имея порядочный капитал, Грифцов купил собственный дом в Рязани и женился. Заслужив репутацию опытного юриста, он был отправлен прокурором в город Уральск Оренбургской губернии. Там он тоже завоевал уважение и среди именитых горожан. Леонтий Павлович, человек дружелюбный и открытый, часто приглашал в свой дом гостей, где для них всегда был накрыт стол, играла музыка, предлагались всевозможные развлечения. В этом круговороте счастливой и обеспеченной жизни, он не сразу заметил недоброе...

В одночасье у успешного чиновника, и как казалось, добропорядочного семьянина случилась беда. Он узнал, что жена ему изменяет.

Жизнь Леонтия Павловича круто изменилась. Изменился и он сам. Дом его уже был закрыт для шумных вечеринок и застолий. Грифцов все чаще стал обращаться к духовным книгам, посещать храмы, помогать нуждающимся. Он стал ктитором храма, рядом с которым проживал, вкладывая немалые деньги в его благоустройство. Но душа, опустошенная супружеской изменой и ставшая незаживающей раной, искала чего-то другого. И Господь подал знак.

Как-то, зайдя в лавку ростовщика, Грифцов увидел большую икону в позолоченной ризе. Это был Толгский образ Божьей Матери, который по бедности заложила вдова-купчиха. Леонтий Павлович выкупил икону и передал ее в свой храм. Вскоре от нее стали происходить чудеса. Для составления службы в честь явления образа, ктитор обратился к настоятелю Толгского Богородицкого монастыря архиепископу Иринею. Так завязалась переписка, и в одном из писем Грифцов признался владыке в своих душевных муках и желании искать покоя в иноческой жизни. Получив одобрение, он ушел в отставку, дом в Рязани оставил жене и отправился в Киево-Печерскую лавру.

святогорский3

В лавре Леонтий Павлович встретился с известным старцем Парфением, который благословил его на жизнь в Свято-Успенской пустыне Харьковской епархии. Все оставшиеся средства Грифцов отдал в обитель, и был определен настоятелем в должности помощника письмоводителя. Когда Леонтий Павлович поселился в монастыре, ему было уже 56 лет. Позади осталась успешная, сытая, полная благ жизнь, впереди были года простого трудничества. Он стал носить грубую власяницу на голое тело, есть скудную пищу, молиться часами. Но самое непростое, наверное, для человека, жившего в верхах общества и имевшего чины и звания, было научиться смирению, послушанию и безропотному деланию любой черной работы.

Но и в пустыни Грифцову пригодились его знания в юриспруденции. Он часто ездил по разным городам, защищая интересы монахов в судах и присутственных местах.

Архимандрит Арсений, управлявший обителью, очень ценил своего трудника за высокие деловые качества. И когда был построен новый монастырский скит в честь Арсения Великого, настоятель отправил туда Леонтия Павловича в качестве управляющего, хотя последний не был не только монахом, но и даже указным послушником. Несмотря на это его благословили носить рясу, а называли отцом Леонтием несмотря на то, что по документам он, по-прежнему, состоял надворным советником. Возможность официально вступить в братию пустыни у Грифцова появилась тогда, когда ему сообщили о смерти жены, и он стал свободен от супружеских уз.

В 1871 году он был пострижен в монахи с именем Леонид, а через год рукоположен в иеромонахи. Отец Леонид был рачительным и мудрым управляющим Арсеньевского скита. Скит располагался в так называемом Святом месте, где до 80-х годов 18 века в пещерах жили монахи. Постройки нового скита были деревянные, но окружены каменной оградой. Насельников проживало 15-20 человек, мирян в скит не пускали, за исключением четырех дней в году. Так в уединении и отречении от мира прожил остаток своих дней некогда богатый и преуспевающий человек. Он понял одно: ни деньги, ни слава не принесли ему счастья, и только в жизни с Богом, где нет места предательству, лжи, лицемерию, он обрел полный покой.

В феврале 1882 года за свои труды на пользу Святогорской обители иеромонах Леонид был пострижен в схиму с именем Лонгин, а в июле того же года мирно отошел ко Господу. А уже в наши дни, 8 мая 2008 года Священный Синод Украинской Православной Церкви, рассмотрев труды и духовные подвиги подвижника, благословил для местного прославления и чествования в лике преподобных иеросхимонаха Лонгина (Грифцова).

Елена Александрина

 

Прочитано 41 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены