shapka

Четверг, 24 Августа 2017 07:15

Олег Рязанский: в поисках исторической правды

Оцените материал
(3 голосов)

В этом году исполняется 615 лет со дня преставления великого князя Олега Рязанского. В памяти потомков-рязанцев он остался как благочестивый, умный и заботливый правитель, но общероссийская история оказалась менее благосклонна к его личности. Общеизвестно обвинение князя в неучастии в Куликовской битве из-за «своекорыстных» интересов. Попробуем же поискать «исторической справедливости».

К сожалению, мы нередко сталкиваемся с тем, что в результате использования непроверенных и искаженных фактов ставится клеймо на то или иное историческое лицо, и оно сохраняется долгие десятилетия, а иногда и века.

Основанием для негативных заявлений в адрес Рязанского князя, как мы видим, служат поздние вставки (XV века) в летописные своды московской ориентации, но не современные тем событиям записи. В ранних летописях, как выяснил академик Л.В. Черепнин, о «предательстве» князя Олега ничего не сказано. Скорее всего, это объясняется тем, что поздние летописи были переписаны в угоду московским правителям, чтобы оправдать их стремление присоединить к Москве Верхнее Поочье – исконные рязанские земли.

Летописи XV века, созданные почти исключительно в Москве, описывая эпоху Куликовской битвы, обвиняют великого князя Олега Рязанского в предательстве, называя «изменником», «советником безбожного Мамая».

Такая характеристика князя Олега была широко распространена в советский период, в том числе в учебниках по истории, и до сих пор является основой для некоторых исторических повествований.

Очевидно, подобная оценка князя Олега Ивановича, являвшегося с 1350 по 1402 год главой Рязанского княжества, самостоятельного средневекового государства, дается на основании ряда вышеупомянутых исторических источников. В этой связи можно привести слова профессора Б.В. Горбунова, доктора исторических наук, который подчеркивает: «Олег Рязанский был суверенным государем обширного княжества, границы которого доходили до современного Воронежа и охватывали почти всю территорию нынешней Тульской области. Сложность и неоднозначность исторической деятельности Олега Рязанского, скорее всего, объясняется его позицией благожелательного нейтралитета. Ведь как суверенный государь он вынужден был вести политику лавирования между Ордой, Московским княжеством и Литвой, граничившей с Рязанским княжеством на Западе».

Олег3

В исторической науке мы должны руководствоваться материалами, которые основываются на сравнительном анализе не только летописных источников, но и других документов того периода. В данном случае – конца XIV столетия. Кроме того, необходимо принимать во внимание и авторитетное мнение ученых, имеющих иную точку зрения на те или иные явления и события истории нашего Отечества более чем 600-летней давности.

Насколько несправедливы обвинения в отношении князя Олега, мы можем судить именно сейчас, когда в российской исторической науке началась реабилитация великого государя средневекового Рязанского княжества.

Как отмечал митрополит Симон (Новиков), «первым поднял голос в его [кн. Олега] защиту русский историк XVIII века М.М. Щербатов; затем историк Н.С. Арцыбашев в книге «Повествование о России» (М., 1888. Т. II. Кн. III) критически рассмотрел высказывания московских летописцев о князе Олеге: «Обстоятельства этой войны так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве прибавок и переиначек весьма трудно усмотреть настоящее»».

В середине XIX столетия историк Д.И. Иловайский в труде «История Рязанского княжества» писал: «В наше время исторической критике пора, наконец, освободить Олега от незаслуженных обвинений и взглянуть на него поближе... Бесспорно, полустолетнее княжение Олега было самым славным и самым счастливым сравнительно с предыдущими и последующими княжениями, несмотря на тяжкие бедствия, которые нередко посещали Рязанский край при его жизни. Народ заплатил ему за это любовью и преданностью».

Рязанского князя Олега упрекают в том, что он не участвовал в Мамаевом побоище, но, справедливости ради, нельзя не упомянуть, что и тесть Московского князя Дмитрия Ивановича – Нижегородский князь Дмитрий Константинович – не принимал участия в Куликовской битве, так же, как и Тверской князь Михаил Александрович. Не участвовали в битве на стороне Москвы и новгородцы.

Обратимся и к мнению известного российского историка А.Г. Кузьмина, профессора, доктора исторических наук, – авторитетнейшего исследователя русских летописей. В своем труде «Рязанское летописание», опубликованном еще в 1965 году (М.: Наука, 1965), ученый доказывает, что обвинения в адрес рязанского князя Олега Ивановича имеют позднейшее происхождение.

Он пишет, что в первоначальном виде известие о Мамаевом побоище не содержало многочисленных и противоречивых выпадов против рязанского князя: «слух об участии Олега в борьбе на стороне Мамая» был распространен в Москве для оправдания захвата у Рязани района Тулы, и – весьма важно! – он появился лишь в XV веке.

Можно также упомянуть публикации писателя Ф. Шахмагонова «Секретная миссия рязанского князя. (К истории Куликовской битвы 1380 г.)» и «Кого же предал рязанский князь Олег?», в которых доказывается, что на самом деле князь Олег Рязанский, не имея возможности открыто противостоять ордынцам, чтобы не погубить свое княжество, в то же время был тайным союзником Московского князя Димитрия Донского.

Олег4

В статье научного сотрудника АН СССР А. Надирова «Старым повесть, а молодым память» (М.: Тайны веков, 1977) дан комментарий на материал Ф. Шахмагонова: «Сама попытка заново переосмыслить личность великого князя рязанского Олега Ивановича представляется крайне гуманной и благотворной, ибо речь идет о восстановлении доброго имени человека, сыгравшего немалую роль в судьбе нашей Родины... Если бы к историческим лицам применялась «презумпция невиновности», Олег давно бы был уже посмертно реабилитирован (или оправдан за недостаточностью улик)».

Анализируя обстоятельства и реальные события той эпохи, мы понимаем, что князя Олега не было на Куликовом поле как раз потому, что он, имея всего 5-тысячный отряд и умело маневрируя, отвлекал 80-тысячное литовское войско Ягайлы, находившееся всего в одном дне перехода от места битвы, от соединения с Мамаем. Это и не позволило литовцам вовремя подойти к войску Мамая (что должно было усилить его) и в значительной степени предрешило итог сражения.

Особое значение для нас имеет и известие летописца, который приводит в Никоновской летописи слова Ягайлы: «Никогда же убо бываше Литва от Рязани учима… ныне же почто аз в безумие впадох». Приводя эти слова, российский историк Д.И. Иловайский подчеркивает, что Ягайло правильно, хотя и поздно, понял действия Рязанского князя – увидел, что обманут князем Олегом, и «побежа назад с великою скоростию, никимже гоним» (ПСРЛ. Т. XI. С. 66; Иловайский Д.И. История Рязанского княжества. М., 1858. С. 116). Это также подтверждает, что между Московским и Рязанским князьями существовало тайное соглашение.

Как свидетельствуют средневековые хроники, на самом Куликовом поле пало 70 рязанских бояр – больше, чем от каких-либо других княжеств. И сражались они на стороне Московского князя Дмитрия со своими дружинами, конечно, не без ведома Рязанского князя Олега (осенью 2006 года на Куликовом поле прошло торжественное освящение памятника рязанцам, погибшим в Мамаевом побоище).

Во вставках позднего происхождения (XV века) ряда летописных сводов также содержатся упреки в адрес князя Олега Рязанского в том, что он якобы грабил возвращавшихся через Рязанское княжество воинов с Куликова поля. И опять это далеко от истины и является фальсификацией, что было доказано рядом исследователей – специалистов по Русскому Средневековью. Академик М.Н. Тихомиров привел сообщение средневекового немецкого автора А. Кранца, отметившего нападения на возвращавшееся московское войско со стороны ордынцев и литовцев.

Олег2

Если обратимся ко времени жизни самих князей Олега Рязанского и Дмитрия Московского, то мы не найдем в адрес князя Олега никаких упреков Москвы, что и доказал А.Г. Кузьмин.

Причиной военных действий между Москвой и Рязанью в период 1382–1385 годов стали территориальные разделы между княжествами. Трехлетняя распря окончилась поражением Москвы, вынужденной просить о мире.

Благодаря преподобному Сергию Радонежскому, возглавившему в «Филиппово говение» 1386 года Московское посольство, князь Олег Рязанский заключил с князем Дмитрием Московским «мир вечный». И с этих пор, добавляет летопись, князья имели между собою «великую любовь» (ПСРЛ. Т. XVIII. С. 136; Т. XV. Вып. 1. С. 151).В конце года договор был скреплен браком Феодора, сына князя Олега Ивановича, с Софией, дочерью князя Дмитрия Ивановича. Д.И. Иловайский, подчеркивая значимость этих событий, писал: «Этот мир особенно замечателен тем, что он в действительности оправдал свое название «вечного».

Заключив «вечный» мир с Москвой, Олег Иванович стал первым из рязанских князей, заложивших основу союза, в котором Рязань верно служила Отечеству, радея об общей пользе объединенного Русского государства...

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк, газета "Логосъ"

Прочитано 326 раз Последнее изменение Среда, 23 Августа 2017 08:37

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены