shapka

Четверг, 05 Ноября 2020 09:46

Почему мы стесняемся своей веры

Оцените материал
(0 голосов)
Почему мы стесняемся своей веры pexels.com

- Папа, мы теперь будем изучать «Светскую этику». Я спросила классную руководительницу, почему не «Основы Православной культуры», и она мне ответила, что в нашей школе совсем немного учится детей из православных семей, – с грустью поведала мне дочь в начале учебного года.

Бедное дитя. Иметь дело с такой нежизнеспособной компиляцией… Листаю учебник и «восхищаюсь» отдельными мыслями.

Одной из главных проблем при ознакомлении было то, что критиковать в учебнике «Основы светской этики» почти что нечего, поскольку он не является системой. По большому счёту, это сборник различных умных, положительных, хотя временами далеко не бесспорных мыслей, красочно проиллюстрированных фотографиями улыбающихся лиц. Здесь почти непонятно, на чём базируется эта педагогика и, самое главное, каковы её цели.

«Светская этика предполагает, что человек может сам определить, что такое добро, а что такое зло» (Второе издание, стр. 7).

То есть я сам субъективно определяю границы дозволенного для себя, или сужая их, или, что происходит несомненно чаще, безгранично расширяя, оправдывая, например, свою коррупционность и лживость. Как тут не вспомнить Ф. М. Достоевского: «Без Бога всё дозволено».

Несмотря на прежнее утверждение, делающее понятия добра и зла сугубо субъективными (получается, сколько людей в мире, столько и представлений о добре), далее даются их определения.

«Добро – это нравственная ценность, которая относится к человеческой деятельности, образец поступков людей и отношений между ними. Совершать моральные (добрые) поступки сознательно, бескорыстно, а не с расчётом на выгоду и награду – значит делать добро» (там же, стр. 12).

Вы что-нибудь поняли? Учебник, между прочим, для 4-5 классов.

По-видимому, авторы учебника (с ними, кстати, загадка: некий А. Я. Данилюк указан как сочинитель 1 и 30 уроков, т.е. он создал 4 страницы из 63, а кто написал остальные в этом учебнике, рекомендованном Минобром и одобренном РАН, – гостайна) понимали, что всё это как-то расплывчато и совершенно нечитабельно. Поэтому дальше они дают уточнение, чтобы всё стало, в конце концов, понятно:

«Итак, добро – это:

- поступки, которые помогают преодолеть разобщённость между людьми, способствуют утверждению гуманности (человеколюбия, взаимопонимания и взаимоуважения);

- поступки, которые помогают развиваться самому человеку и окружающим его людям». (урок 5, стр. 13)».

Итак, всё стало понятно. Добро – это когда ты делаешь хорошие поступки, а хорошие поступки – это когда ты делаешь добро. Ну а со злом ещё проще – «это противоположность добра, это то, что мораль стремится устранить и исправить» (стр.13).

А теперь представьте себе мужика, который раздумывает: изменять или не изменять жене, или же гаишника, мучительно решающего, брать или не брать взятку.

И вот, потенциальный изменщик и взяточник, вспомнив эти определения добра и зла, выученные в 4 классе, проговорит их про себя, словно мантру («Добро – это нравственная ценность, которая относится к человеческой деятельности, образец поступков людей и отношений между ними. Совершать моральные (добрые) поступки сознательно, бескорыстно, а не с расчётом на выгоду и награду – значит делать добро»), и с негодованием отринет соблазн… Смешно, правда?

Приведенные определения – это, пожалуй, единственное, что получается связно покритиковать в данном пособии (за исключением еще однобокого атеистического толкования понятия «духовности» и «духовного мира», приравненного к «… знаниям и информации, содержащейся в книгах, произведениям искусства и кино, отношениям между людьми и т.д.» (стр.4)), поскольку дальше даётся лишь пространный набор положительных мыслей, помещённых в бессвязном порядке вперемешку с фотографиями улыбающихся и дружелюбных лиц.

стесняемся веры2pexels.com

Становится даже обидно за сторонников атеистического воспитания своих детей, поскольку более-менее логичные и интересные безрелигиозные нравственные системы вполне успешно существуют, начиная с периода ранней античности (стоицизм), до нового (самый яркий пример, на мой взгляд, - Иммануил Кант) и новейшего времени. Вполне убедительной и завершённой была система советских педагогов Макаренко, Сухомлинского, хотя сейчас, в связи с громким и безвозвратным крушением коммунистической утопии, она уже не совсем подходит.

Однако оптимист даже на кладбище видит плюсы. Вот и я увидел всё же несколько положительных моментов в учебнике по «Основам светской этики».

Во-первых, фигура Христа, которую не мог игнорировать ни один создатель этической системы, живший в новую эру, как бы отрицательно он ни относился к христианству (яркий пример - Л. Н. Толстой), оказалась в учебнике настолько рьяно вымаранной, что любому образованному и культурному человеку это покажется дурновкусием или даже фанатизмом.

Аристотель, Гегель, Руставели, Менандр, Цицерон, Монтень, Пушкин, Конфуций, Камю, Шоу, Сартр, Тиллих, Плутарх – их цитаты приведены на полях издания, а вот Христа Спасителя – ни одной.

Хотя почему-то в последнем, заключительном уроке сказано: «Вы познакомились с великим духовным наследием, которое в течении многих веков одно поколение наших соотечественников передавало другому. Вы узнали о религии (это где же? – спрошу я авторов), духовных идеалах, моральных нормах наших предков, о том, во что они верили, как жили, поддерживая друг друга и помогая друг другу» (стр. 62).

Это, наверное, целый абзац опечаток, или, возможно, прямой лжи, поскольку учебник не даёт абсолютно никакого представления о моральных нормах наших предков – это станет понятно любому образованному человеку, взявшему сию книгу в руки. Даже золотое правило нравственности «поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы поступали по отношению к тебе» - приписано Конфуцию, Фалесу и Сенеке – а о Христе и Евангелии ни слова (стр. 42).

Ну а во-вторых, мы получаем возможность процитировать резкое высказывание корифея отечественной педагогики К. Д. Ушинского, яркой иллюстрацией которого и является, на мой взгляд, весь этот труд: «Для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая— безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и без результатов впереди».

Впрочем, существование этого курса и не выдерживающего никакой критики учебника - это всего лишь следствие. Причина, конечно, в другом. В том, что подавляющее большинство наших граждан, весьма положительно относясь к православной традиции, считают религиозную жизнь вещью настолько интимной, что стесняется декларировать хоть какую-то принадлежность к ней.

Я неплохо знаю школу, в которой учатся трое из моих детей. Знаком с частью родителей трёх разных классов. Могу предположить, что частным образом мало кто из них стал бы противиться предмету «Основы Православной культуры». Я даже предполагаю, что и руководство школы не испытывает какой-то ненависти к Евангелию.

В чём же причина такого стеснения веры у наших людей? Откуда такая раздвоенная шизофреничность? Такое спекулятивное понимание принципа светскости государства как монополии атеизма.

Помню, как-то раз пожилая соседка по даче одёрнула своего внука, когда он обратился ко мне словами «отец Димитрий»:

- Это он у себя в храме отец, а здесь просто «дядя Дима».

Парадокс в том, что буквально за пару дней до этого мы с соседкой разговаривали о церковных праздниках, и я понял, что она, хоть и не часто, посещает храм.

Большевики не зря высмеивали веру и уничтожали метрические книги в храмах, чтобы мы стали «иванами», не помнящими креста и родства.

Кстати, на многих внимательных русских путешественников всегда производит очень большое впечатление религиозность других народов. Оказывается, можно быть по-хорошему современным человеком и при этом открыто исповедовать веру во Христа.

70% населения современной Польши посещает костёлы по воскресениям и большим церковным праздникам. Про религиозность итальянцев, греков, израильтян, американцев и говорить не стоит. Причём это довольно часто нарочито декларируемая религиозность. Представьте: на всю шестидесятимиллионную Италию только примерно полторы сотни гинекологов соглашаются делать аборты – по религиозным соображениям.

Когда я совершал паломничество к мощам свт. Николая Чудотворца в итальянский город Бари, мне запомнились слова нашего экскурсовода, русской женщины, прожившей там несколько десятков лет. Она говорила о том, что с самого раннего детства итальянцы внушают своим детям: твоя вера, твоя семья, твоя земля – самые лучшие на свете. Нигде больше нет таких красивых детей, женщин и зелёной травы.

Когда эта дама впервые оформляла налоговую отчётность, то инспектор поинтересовался у неё, почему она не отчислила 1% от годового налога на нужды католической церкви. К слову, довольно большая сумма. Она ответила, что является православной христианкой и не принадлежит к католицизму. «Ну и чудесно, - подытожил инспектор, - вот и поезжайте в свою Россию и там Вы будете вправе не платить налог на содержание нашей святой Церкви..».

Честно говоря, я пессимист. Не думаю, что нашим детям придётся легко в этом плане. Сейчас подрастает уже целое поколение детей, которых бабушки не водили в храмы, но дарили в подарок айфон и оплачивали безлимитный интернет.

Когда эти несчастные космополиты, пропустившие через свой мозг терабайты бессвязной информации, придут к власти, то они спокойно и без хрущёвского фанатизма лишат нас права выбора воспитательной компоненты для детей. Стесняться своей веры уже совсем никто не будет. Просто вера останется уделом жалкой кучки «маргиналов».

Священник Димитрий Фетисов

Прочитано 71 раз Последнее изменение Вторник, 03 Ноября 2020 14:35
Другие материалы в этой категории: « Дашины сказки: "Пропавшая морковка"

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены