shapka

Среда, 26 Февраля 2020 14:29

Игуменья Серафима: крестный путь Сезеновской старицы

Оцените материал
(0 голосов)

165 лет назад монахиня Серафима (Моргачева), настоятельница Сезеновского Иоанно-Казанского женского монастыря, была возведена в сан игуменьи. К тому времени она уже отдала много сил на становление обители, но впереди ее ждало еще более многотрудное служение на благо Церкви.

Сезеново, где располагался монастырь, находилось в 80 верстах от родных мест матушки - села Ломовое Рязанской губернии. Родилась она в 1806 году в семье крестьян Ефима и Прасковьи Моргачевых. Девочка появилась на свет 14 сентября (по ст. стилю) в день празднования Воздвижения Креста Господня и была крещена с именем Евфимия.

Известен один факт, говорящий о том, что родившемуся ребенку было предначертано особое будущее. Во время пеленания новорожденной повивальная бабка нагнулась к ребенку, и крест коснулся младенца. Девочка ухватилась ручонками за крест, сильно прижала его к груди, и держала так крепко, что понадобилось несколько минут, чтобы разжать ее руки. Повивальная бабка, которая никогда с таким поведением грудного ребенка не сталкивалась, рассказала о случившемся приходскому священнику отцу Василию. Тот сделал заключение: «младенец родился в день, когда православный мир празднует Воздвижение Креста Господня, на коем был распят Господь. В этот же день младенец, только что родившись, слабыми своими ручонками схватил крест и прижал к груди. Следовательно, родившаяся возлюбит Господа и до последнего издыхания, не оставит предназначенного ей свыше крестного пути».

Девочка действительно росла кроткой и смиренной. Любимым ее занятием были не детские игры и забавы, а забота о младшем брате Игнате. Когда Евфимия подросла, к ней стали свататься женихи, но всем она отказывала, имея желание служить Богу.

В восемнадцать лет девушка решила отправится на богомолье в Киев. А перед этим зашла за благословением к известному в округе старцу-затворнику Иоанну, который жил в Сезенове. Он благословил Евфимию, но предупредил, что она не должна оставаться в Киеве, говоря, что скоро разведутся куры и цыплята, и она будет их караулить. Тогда девушка не поняла сказанного, но так старец открыл ее будущее.

И, действительно, в Киеве одна из настоятельниц женского монастыря просила ее остаться, но, помня слова своего духовного отца, Евфимия вернулась на родину. Вскоре она обучилась грамоте и стала читать книги Священного Писания. Ее душа все больше укреплялась в вере и все больше росло желание идти иноческим путем. Дни шли за днями, Евфимия помогала родителям по хозяйству, продолжала заниматься воспитанием младшего брата. Но однажды ей пришлось встать перед выбором, который мог поменять привычную жизнь молодой крестьянки.

В 1825 году некоторые крестьяне Ломового решили перебраться на новые земли в Самарскую губернию. Записались на переезд и родители Евфимии. Дочь, конечно же, должна была ехать вместе с ними и братьями. Но в душе девушки все противилось этому, и она пошла к старцу Иоанну Сезеновскому за советом. Духовный наставник тоже не благословил ее переезжать, сказав: «Ты нужна будешь здесь».

Сезеневская2

Когда семья Моргачевых уже собралась в дорогу, Евфимия наотрез отказалась покидать родное село. Ни уговоры, ни угрозы, ничто не могло повлиять на ее решение. И, наконец, обливаясь слезами, родители дали согласие. Прощаясь с самыми близкими ей людьми, девушка осознавала, что может их больше не увидеть. После отъезда родных она поняла и другое, что осталась не только без их поддержки, но и без крова над головой. Евфимии пришлось жить на улице, питаться тем, что подадут за какую-то ее помощь по хозяйству.

Наступила глубокая осень, а девушка так и оставалась без жилья. Крестьяне, полюбив ее за кротость и смирение, построили Евфимии маленькую келью. Она сама покрыла ее крышу мхом, а вот печь сделать было некому, и молодая подвижница прожила в своем холодном жилище всю зиму. Но с наступлением весны добрые люди помогли покрыть келью соломой и сложить печь. Так Евфимия прожила пятнадцать лет. Покидала она келью только тогда, когда уходила в храм или к своему духовному отцу. На еду зарабатывала тем, что пряла и вязала для односельчан.

Жизнь в затворничестве были для Евфимии только началом пути.

Осенью 1838 года старец Иоанн заложил в Сезенове семипрестольный храм с главным приделом в честь Казанской иконы Божьей Матери. Своими помощницами он избрал Евфимию и еще одну подвижницу, которая жила рядом с ним — Дарью Кутукову. Дарья помогала со строительством в Сезенове, а Евфимия несла послушание по сбору денег по разным городам и селениям России.

Большую часть дороги приходилось преодолевать пешком. С кротким лицом и низким поклоном заходила Евфимия и в богатые дома, и в дома простых людей. Прикрывая свой труд юродством, она могла тронуть душу каждого человека. И никто не мог отказать этой женщине и становился соучастником благого дела. Со временем Евфимия обрела дар прозорливости. Однажды, будучи в городе Козлове, она остановилась в доме богатой купеческой вдовы Придорогиной. У нее была дочь, двадцатилетняя Анна. По приходе в дом купчихи, Евфимия передала мешочек с собранными деньгами девушке, говоря: «На милая моя казначейша. Сочти деньги и спрячь». Через тринадцать лет Анна, действительно, поступила в Сезеновский монастырь, где была пострижена в монашество с именем Анфиса, и многие годы несла послушание казначей.

После смерти в 1839 году Сезеневского затворника Иоанна и Дарья, и Евфимия продолжали его дело по постройке Казанского храма. Евфимия первые четыре года собирала деньги в разных городах, а последние восемь лет почти ббезвыездно жила в Петербурге, откуда высылала собранные ею средства. В 1846 году она просила Священный Синод открыть в Сезенове общину, как так там уже было приобретено 25 десятин земли для устройства на ней ограды, келий и прочих зданий. Через три года прошение Евфимии было удовлетворено, и 10 октября 1849 года община была открыта.

Сезеневская3

Впоследствии, став игуменьей, подвижница рассказывала сестрам разные случаи помощи Божьей в деле благоустройства обители: «Нужно было приобрести в Сезеново Евангелие и церковную утварь. Я зашла в магазин, отобрала, какие мне более понравились, сторговалась и попросила отложить, обещаясь принести деньги, когда наберу следуемое количество, а в сборе денег не было. Случилось мне на другой же день идти мимо того магазина. Хозяин попросил меня войти и предложил получить отобранные мною вещи. Я отказывалась их взять, говоря, что еще денег не уплатила. На это хозяин утвердительно сказал. что вслед за мною был у них какой-то господин немолодых лет и отдал за все деньги, почему я, благодаря неведомого благодетеля, взяла все».

Когда в 1853 году общину переименовали в заштатный третьеклассный монастырь, встал вопрос о том, кто станет его настоятельницей. Дарья, сославшись на почтенный возраст и плохое состояние здоровья, предложила кандидатуру более молодой Евфимии, которая по всеобщему согласию и стала управлять обителью. В том же году она была пострижена в монашество с именем Серафима. Так начался новый, неведомый ей доселе путь устроительницы не только монастырских стен, но и человеческих душ.

Первая игуменья обители активно продолжила дело своих духовных соратников. Ею было завершено строительство монастырской ограды, выполнено внутреннее убранство храма во имя Рождества Христова, начатого постройкой в 1849 году.

Церковь была просторная и теплая, иконы для нее писались лучшими художниками Санкт-Петербурга. Главный престол освятил сам епископ Феофан (будущий Вышинский затворник). В 1864 году игуменья заложила новый шестипрестольный храм в два этажа во имя Святой Троицы. На нижнем этаже этого храма, называемого пещерным, в склепах были погребены: по левую сторону алтаря затворник Иоанн, а по правую старица Дарья.

Во второй половине 19 века в обители подвизалось около четырехсот монахинь. При монастыре был открыт приют для сирот. Также в число насельниц принимались девочки разных возрастов, родственницы матушек. Впоследствии многие из них оставались в обители. Игуменья очень любила детей и могла заниматься с ними часами, как когда-то со своим младшим братом Игнатом. В свое время она узнала, что он принял монашеский постриг, и была рада, что ее воспитание в смирении и любви к Богу не прошли для брата даром.

Сезеневская4

Но хлопоты и труды по устройству монастыря не мешали матушке Серафиме в основном монашеском делании — молитве. Она могла молиться всю ночь в своей келье. Часто спускалась в пещерный храм, где были похоронены ее духовные наставники, и проводила там по несколько часов даже зимой. Питалась матушка простой пищей, чтобы не услаждать свой вкус разными яствами. Любимыми ее блюдами были вареный картофель и капуста. Иногда сдержанностью в еде, особенно в посты, она доводила себя до изнеможения. Но, помолившись, вновь приступала к своим обязанностям.

Когда матушке Серафиме пошел седьмой десяток лет, здоровье ее начало слабеть. За год до кончины она и вовсе не могла выходить из кельи. Как обладавшая даром провидения, она, наверняка, знала о скорой своей встрече с Господом. Какие дары она Ему принесет?.. Свое детище - монастырь, который с любовью возводила и благоукрашала... Сотни человеческих душ, которым помогла обрести свой духовный путь... Свое сердце, которое с малых лет пылало любовью к Богу.

Игуменья Серафима мирно скончалась в окружении сестер обители 13 февраля (26 февраля) 1877 года, и была погребена под сводами построенного ей Троицкого храма. В наши дни преподобная Серафима прославлена в соборе Тамбовских, Воронежских, Липецких и Рязанских святых.

Елена Александрина

Прочитано 188 раз Последнее изменение Суббота, 29 Февраля 2020 08:38

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены