shapka

Среда, 13 Февраля 2019 11:28

Искорки неугасимой лампады

Оцените материал
(0 голосов)
Искорки неугасимой лампады ryazeparh.ru

Сколько их было, гонимых и преследуемых за веру в XX веке, претерпевших такое, что, кажется, не под силу вытерпеть ни одному человеку, расстрелянных и сосланных в лагеря, умерших после ссылок от тяжелых болезней. И все же, они – приходские священники, простые миряне, монашествующие – не сломались, выстояли и стали примером стойкости духа для последующих поколений. В наше время стало известно множество имен пострадавших, но списки с каждым годом все пополняются и открываются новые трагические истории.

В Казанском женском монастыре в Рязани продолжается работа по поиску архивных данных, рассказывающих о судьбах насельниц после закрытия обители. По ведомостям от 1916 года, в монастыре проживали 58 монахинь, 331 рясофорная послушница и 89 белиц (послушниц), живущих на испытании.

В Казанском Явленском девичьем монастыре после 1917 года за первые два года было реквизировано все, что можно было изъять. Из обители вывозили церковную утварь, облачения, иконы и даже колокола.

Как вспоминал известный рязанский архивист Степан Дмитриевич Яхонтов, который входил в комиссию по изъятию церковных ценностей, монахини пытались сохранить хоть что-то, не представляя даже, что их обитель может быть закрыта.

Но 1 августа 1919 года пришел ордер на выселение «монашествующего элемента» из монастыря.

Его территория на четыре года превратилась в губернский концентрационный лагерь. Крепкие стены обители стали застенками для сотен людей, представлявших угрозу молодой Советской республике. Это были представители разных сословий и профессий. В заключение попали солдаты и офицеры, пришедшие с фронтов Первой мировой войны, учителя, врачи, хлебопашцы, ремесленники и священнослужители. В списках «лишенных свободы без предъявления обвинения» можно увидеть фамилии монахинь Казанского монастыря Марфы Герасевой и Матроны Климановой.

Казанский монастырьКазанский женский монастырь

В те годы губернская газета «Рабочий клич» язвительно писала: «Оплот благочестия распался, и значительная часть монахинь разместилась по разным приходам в качестве церковных сторожей и прислужек». 

Некоторые из насельниц, действительно, стали жить при храмах или на квартирах своих родственников. 

По воспоминаниям людей старшего поколения, несколько матушек из Казанской обители нашли приют в сторожке и башенках бывшего Спасского монастыря на территории Рязанского кремля. Монахини селились также в бараках, которые стояли напротив обители, став свидетелями ее разорения и запустения.

Большинству же послушниц пришлось уехать в родные села. На начало XX века в монастыре было много насельниц из крестьянского сословия. К сожалению, в ведомостях о монахинях, рясофорных послушницах и белицах обители указывались только сословие, возраст, год поступления и год пострига или облечения в рясофор. У монахинь даже отсутствовала фамилия. Сведения о месте рождения некоторых насельниц, как бы это печально не звучало, были найдены в документах карательных органов советской власти. 

Какое-то время разъехавшиеся монахини жили спокойно. Но с конца 1920-х годов волна арестов и ссылок священнослужителей и религиозных активистов стала нарастать. Черным днем для матушек стало 31 мая 1931 года. В Спасском районе были арестованы Евгения Потемкина-Мишина (с. Троицы), Татьяна Ежова (с. Ижевское), Варвара Шубнякова (с. Новый Киструс). В Борках под Рязанью взяли под арест Прасковью Грошеву, сестер Наталью и Марию Калининых.

монахиня Герасева Марфа ВасильевнаМонахиня Герасева Марфа Васильевна

В этот же день прошли аресты и в других районах. В Рязанском (с. Вышгород) задержали Марфу Гунину, в Старожиловском (с. Долматово) – Степаниду Ежову. В начале июня в селе Байдики Захаровского района была арестована Зинаида Сапунова. Все девять монахинь были приговорены к пяти годам ссылки в Казахстан. 

В каком именно месте жили сестры – неизвестно. Но по оставшимся воспоминаниям поселенцев, жизнь в казахских степях была невыносимой.

Прибывшие заключенные с трудом переносили местный климат: удушающую жару летом и лютые морозы с ветрами зимой. Сколько монахинь вернулось из ссылки, неизвестно. А преследование сестер Казанского монастыря продолжалось. В июле 1938 года была арестована Пелагея Фирсова, уехавшая в Николаевск-на-Амуре, в 1940 году – жившая под Рязанью в деревне Чичкино Матрена Климанова, которой в ту пору было уже 66 лет. А сестер Екатерину и Марию Плякиных из села Дегтяное Спасского района взяли под арест 24 июня 1941 года (!), через два дня после начала войны.

Судьбы остальных сестер пока неизвестны, но обо всех них поименно молятся сегодняшние насельницы восстанавливающейся Казанской обители и чувствуют обратную связь, молитвенную помощь. Судьба разбросала некогда изгнанных монахинь по разным уголкам рязанской земли, и они, как искорки из неугасимой лампады, пронесли огоньки веры через всю свою жизнь, чтобы сегодня она продолжала теплиться в душах людей.

Елена Александрина, газета "Благовест"

Прочитано 129 раз Последнее изменение Среда, 13 Февраля 2019 13:08

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены