shapka

Воскресенье, 27 Мая 2018 09:23

Храм в Красном

Оцените материал
(0 голосов)

Село Красное Сапожковского района расположено в одном из живописных уголков рязанской земли. Река Пара, неспешно несущая свои воды среди заливных лугов, лесной массив, манящий прохладой и свежестью – все это красоты неброского русского пейзажа. Богаты эти места и своей историей.

Когда-то Красное и соседнее село Красный угол принадлежало близкому другу Петра I - Францу Лефорту, затем другому его соратнику - Александру Меншикову. После его ссылки в Сибирь села достались выходцу из Германии Андрею Ивановичу Остерману. В Красном расположилась усадьба нового хозяина. Отличавшиеся неподдельным благочестием и искренностью в вопросах веры Остерманы увековечили память о себе храмоздательством, в 1761 году они построили каменную Троицкую церковь, а при ней родовую усыпальницу.

Церковь в стиле раннего барокко была небольшая по размерам. Венчал ее купол с четырьмя главками. Фасад украшали белый камень и декоративная штукатурка. В церковной ограде располагались каменная крестильня и просфорня, построенные также храмоздателями. Троицкая церковь так же была богата утварью, так как помимо дохода от церковных служб, приход получал содержание от конторы Остерманов, находившейся в уездном городе Сапожке.

Храм всегда пользовался особым попечительством хозяев имения в силу своего статуса родовой усыпальницы.

В ней нашла упокоение жена Андрея Ивановича Остермана представительница древнего боярского рода Стрешневых, родственница царской династии Марфа Ивановна, их сыновья: генерал – губернатор Москвы Федор Остерман и министр иностранных дел, канцлер Российской империи Иоанн Остерман. Так же здесь был погребен участник Русско-Турецкой войны, герой Отечественной Войны 1812 года, отличившийся при Бородинском сражении, Александр Иванович Остерман-Толстой.

троицкии2А.И.Остерман

Остались воспоминания старожил села об усыпальнице, где они детьми бывали с родителями. Особым образом был оформлен ее интерьер: узкий спуск в подклеть как в древнехристианских катакомбах, множество горящих разноцветных лампад, образы усопших на стенах. Еще одно воспоминание, дошедшее до наших дней – рассказ о страшной моровой язве, постигший эти места в 1916 году. Оно связано со священником Павлом Миловзоровым.

Сельское предание повествует о нем как о человеке, проявившем необыкновенную самоотверженность во время эпидемии.

Он организовал крестный ход вокруг сел с чудотворным Боголюбским образом Пресвятой Богородицы из села Зимарово, и страшная болезнь отступила. Сам же отец Павел заразился, соборуя и причащая умирающих, и был похоронен за алтарем храма.

С приходом Троицкой церкви связана и вся жизнь еще одного служителя алтаря – протоиерея Георгия Благовестова. В 1895 году он был определен сюда на штатное место дьякона и прошел через все лихолетья 20-го века. Первая попытка властей закрыть храм произошла в 1937 году. Они обосновывали свое решение тем, что церковь находится в аварийном состоянии. Сельчане написали Калинину в Москву письмо о несоответствии этого факта. Храм отстояли. Отец Георгий Благовестов в то время продолжал служить, уже в сане протоиерея. По воспоминаниям людей, он был богатырского телосложения, обладал добрым нравом, был отзывчив на чужие нужды. Новой власти не нужен был такой любимец народа, и отца Георгия неоднократно задерживали, а после одного из арестов отправили в заключение.

Оттуда батюшка вернулся инвалидом. Дело том, что в то время на заключенных практиковались неопытные студенты медики.

После неудачной операции, здоровье священника было сильно подорвано. Остаток жизни он провел в подвиге юродства, терпеливо снося нищету и поношения атеистически настроенных односельчан. Не озлобившись, отец Георгий до конца своих дней сохранил добрый христианский нрав. До закрытия храма в 1941 году, в церковных сторожках, а потом в доме одной из певчих, часто находили временный приют монахи и монахини из закрытых монастырей. Какое-то время в Красном жил и вернувшийся на родину после закрытия Киево-Печерской Лавры иеромонах Сергий (Носов). Близкие родственники, жившие в селе, отреклись от него, и отец Сергий нашел приют у чужих людей в старой баньке за огородами. В народе за его доброту и мудрость называли дядей Сережей, считали его прозорливым. Многим он помог советами и духовной поддержкой.

троицкии4Филиппов источник

Троицкий храм закрыли в самом начале войны. А в скором времени подвергли разорению. Иконы и все убранство вывозили в свинарник топить печи. Лишь немногие из образов были спасены сельчанами. Колокольня была уничтожена еще в годы коллективизации.

А вот кресты на храме долгое время не решались снимать, боялись высоты. Когда же активисты собрались это сделать, то им помешали местные жители, окружив церковь толпой.

Жила в это время в селе Анастасия Паршикова, принявшая монашеский постриг с именем Антонии. Ее дед по отцу Филипп Паршиков, живший в середине 19 века, уже в зрелом возрасте поселился в пустынном месте, в нескольких километрах от села в пойме реки Пожва. Остаток своей жизни он посвятил подвигам отшельнической жизни и молитве. Особым деланием старца было устроение источников для путников, которых сохранилось лишь три. Один из них, самый известный, недалеко от землянки старца, прославился чудодейственной силой еще при его жизни. Дорогу к источнику и дубу старца Филиппа, которая проходила по середине колхозного поля, не запахивали даже в советское время. Духовный подвиг деда помогал монахине Антонии преодолевать всякие нападки со стороны властей.

Через несколько лет с матушкой поселилась монахиня Серафима, она была старше и имела опыт жизни в монастыре, знала церковный устав и богослужение.

Монахини постепенно обзавелись богослужебными книгами, вместе молились, читали Псалтирь по усопшим. Так продолжала теплиться духовная жизнь в селе.

Некоторые из жительниц посещали известную старицу Екатерину Михайловну Хлуденеву, жившую в соседней деревне Березники. Этим, еще молодым, женщинам Екатерина Михайловна говорила, что они доживут до времени, когда храмы опять будут открываться, возобновятся богослужения в Троицкой церкви и служить будет в нем священник с именем Георгий. В то время в эти предсказания трудно было поверить.

В 60-е годы, в период хрущевских гонений, здание храма продолжало использоваться колхозом, усыпальница была полностью разграблена, могилы вскрыты, полностью разобраны каменные сторожки. Но время, о котором говорила старица, пришло.

В начале 90-х годов в стране действительно стали открывать и восстанавливать православные храмы. В 1995 году начали совершаться малые церковные службы и в Троицкой церкви, а через два года была отслужена первая Божественная литургия.

С сентября 1988 года и по настоящее время настоятель храма протоиерей Георгий Дрокин - имя, которое еще несколько лет назад, в своем пророчестве называла старица Екатерина Михайловна Хлуденева. В наши дни храм продолжает восстанавливаться, совершаются службы, как и прежде, возносятся молитвы о тех, кто жил здесь и прославил эти места своими благочестивыми делами и духовными подвигами.

Елена Александрина

Прочитано 175 раз Последнее изменение Воскресенье, 27 Мая 2018 09:32
Другие материалы в этой категории: « Ради единой цели В честь Осляби »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены