shapka

Суббота, 18 Ноября 2017 06:54

Тайны имения на Гусе

Оцените материал
(0 голосов)
Тайны имения на Гусе Фото Ксении Паначевой

Через всю Мещеру сквозь густые леса петляет, проходя Рязанскую и Владимирскую области, река с незамысловатым названием Гусь. Но простота этого имени призрачна, как и легенды, окружающие эти места.

Орлиное гнездо

Исследователи полагают, что ёмкое название никак не связано с домашней птицей. Скорее всего, имя реке дало созвучное слово мордовского происхождения – «куз», которое переводится как «ель». А как мы знаем, вековые хвойные леса здесь корнями уходят глубоко в землю.

По берегам реки когда-то в больших количествах залегала болотная руда, из которой можно было варить железо. Неудивительно, что этими местами заинтересовались тульские купцы – братья Андрей и Иван Баташевы. В 1758 году они купили обширные земли недалеко от Касимова и затеяли грандиозное строительство.

В первую очередь на реке вырос завод, где плавили популярный металл, а изделия и оружие из него распространялись по всей Российской империи, отчего и поселок был назван Гусем-Железным.

Особенное внимание привлекала усадьба «железных королей», чьё состояние в екатерининские времена было четвёртым по величине в стране.

Отстроились они в короткие сроки – за два года. Но работа на территории поместья не прекращалась даже после приезда хозяев. Больше всего оно напоминало не барскую усадьбу, а средневековую крепость, обнесённую шестиметровой кирпичной стеной длиной в две версты. Венчали ее сторожевые башни, а специально устроенные бойницы словно были подготовлены для пушечной обороны. Что вполне вероятно. Оружие миллионщики изготавливали самостоятельно, а за стеной у них, с позволения императрицы, находилось до восьми сотен человек охраны. Казалось бы, для чего купцам нужна была такая армия, ведь не средневековый замок они обороняли от захватчиков.

Во-первых, на Орлиное гнездо (именно так назвали свою резиденцию Баташевы) могли напасть беглые крестьяне с их же заводов. В местных лесах многие месяцы безымянные разбойники покушались на проезжающих, обирая до нитки. Во-вторых, конец восемнадцатого века остался в истории как эпоха бунтов. Восстание под предводительством Емельяна Пугачева разорило не одно богатое поместье. А, по словам современников, Баташевым было что прятать за своими крепкими стенами.

имение на гусе1

Тайны «Баташевского двора»

В 1797 году в Орлиное гнездо нагрянула проверка из столицы. По анонимному доносу до правившего тогда Павла I дошли сведения о том, что купцы в своём имении занимаются чеканкой фальшивых монет. Но ни станков, ни людей, занимающихся незаконным предприятием, проверяющие так и не нашли. Однако в усадьбе обнаружилось несколько казарм, которые накануне были спешно оставлены рабочими. По словам хозяев, люди закончили строительство и отправились домой.

В местном фольклоре осталась довольно страшная легенда, кричащая о зверстве, совершенном Андреем Баташевым. Якобы, узнав о надвигающейся проверке, заводчик отправил всех своих мастеров в подземелья, где стояли их станки, посулив им большие деньги за переработку. После чего все выходы были накрепко закрыты и засыпаны землёй. Заживо погребенные люди скончались от нехватки воздуха и пищи.

Историки и краеведы по сей день верят в то, что вся территория усадьбы пронизана системой тайных тоннелей и ходов. Жители долгое время передавали друг другу рассказы прадедов и прапрадедов – о тайном строительстве, что велось в поместье ночами. Как только колокол сообщал о наступлении девяти часов вечера, людям под страхом суровой расправы запрещалось выходить из домов.

В это время рабочие на многочисленных подводах подвозили камень и отправляли к реке огромные кучи земли.

Складывалось впечатление, что в подвалах возводится еще одна усадьба. Сегодня исследователи с помощью новейших приборов обнаруживают пустоты на территории поместья. По преданию, потайной ход был прорыт от барского дома к Касимову. Он-де был настолько широк, что супруга Андрея Баташева ездила по нему в город в карете, запряженной тройкой лошадей.

После смерти Андрея Баташева его наследники оказались сильно разочарованы: сокровищ, которые он так тщательно охранял, в поместье не оказалось. Как ни простукивали они стены дома, так ничего и не нашли. До сих пор кладоискатели надеются разжиться несметными богатствами Баташевых, навечно замурованными в их тайных подвалах.

Железный король

Помимо сказок о кладах, в истории остались свидетельства невероятной жестокости и самодурства миллионщика. Для достижения своей цели он не останавливался ни перед чем, шел на любые крайности. Понравилась ему однажды соседняя деревня. Но хозяин отказался ее продавать, после чего бесследно исчез. Приехали следователи. Посмотрели на деревню издалека и отправились ночевать к Баташевым. А, проснувшись утром после неуемных развлечений, на месте поселения обнаружили перепаханное поле. Так и пришлось им вернуться в столицу, ничего не выяснив.

Как оказалось, за ночь люди Баташева просто-напросто разнесли деревню по бревнышку и сравняли с землей, а людей расселили по заводам миллионщика.

Крутой нрав Баташев демонстрировал и в семье. Например, его старший сын Андрей Андреевич был сослан им в Тамбовскую губернию на Ермишинский завод. А поводом для этого стала весьма примечательная история. Как пишет А.М. Мишаков, молодой человек отправился в Англию изучать металлургическую промышленность. Богатый родитель отвел ему на эту поездку миллион рублей. «Нерадивый» сын, вернувшись домой из заграничного вояжа, привез отцу назад восемьсот тысяч, за что и оказался в опале. Разгневанный помещик кричал: как его сын не смог показать англичанам, что значит русский заводчик Баташев и что слава ему, потомственному купцу, – дороже денег?!

Сегодня в одной из частей усадьбы расположен интернат. От прежних времен сохранились вековые липы в парке поместья. Здесь же можно прогуляться по тропам сада, который в народе прозвали страшным за то, что в нем было специально устроенное место для казней и экзекуций, на которые был скор свирепый хозяин.

имение на гусе2

Гусь готический

Несмотря на достаточно противоречивую славу, Баташевы в Гусе-Железном запомнились и строительством великолепнейшего памятника архитектуры – Церкви Троицы Живоначльной. Белокаменная, двухэтажная, с купольным восьмериком, она выстроена не из кирпича, а из камня. Нехарактерный для России псевдоготический стиль поражает воображение. Стрельчатые окна визуально вытягивают 50-метровое строение еще больше и навевают мысли о суровых западных храмах. Но округлая алтарная часть сглаживает первоначальное строгое впечатление, добавляя в готический аскетизм элементы барокко.

В церкви четыре престола: Троицы Живоначальной, Николая Чудотворца, Рождества Христова, Петра и Павла. По одной из версий, строителями, работавшими над храмом, были видные итальянские мастера, по другой – возведением храма занимался Василий Баженов. Также в постройке можно заметить «руку» касимовского архитектора И.С. Гагина и найти приемы, характерные для М.Ф. Казакова, работавшего над Петровским дворцом. К сожалению, о настоящем имени автора сегодня можно лишь догадываться, так как в официальной хронике он назван «знаменитым архитектором».

Церковь имела очень богатое убранство, по которому не уступала столичным соборам. В 1865 году, после сильнейшей эпидемии, выкосившей изрядную часть Гуся-Железного, храму была пожертвована чудотворная Боголюбская икона Божией Матери.

Рабочие немедленно облачили ее в серебряную вызолоченную ризу. Кроме того, в Троицкой церкви находился серебряный напрестольный крест с мощами святого Иоанна Милостивого.

Сам Баташев полностью отстроенную церковь не увидел. К 1825 году храм был почти достроен. Но в течение двадцати лет, пока наследники искали миллионы помещика, он простоял без купола. И, наконец, в 60-е годы церковь была полностью освящена, хотя на нижнем ярусе службы велись и во время строительства.

Евгения Трушина, газета "Логосъ"

Фото Ксении Паначевой

 

Мысли вслух

Истории сродни рассказу о купцах Баташевых всегда звучат как фольклор, сказка – независимо от процента содержащейся в них исторической правды. Но – это тот случай, когда мы можем вспомнить, что «сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок». Сказки бывают страшными – а бывают красивыми. И те, и другие опираются на некий минимум первоначальной информации – страшной или же позитивной.

Мрачные легенды о Баташевых прекрасно иллюстрируют слова Псалтири, повторяемые в церковном песнопении: «память их в род и род».

И память потомков – при всей ее склонности к мифу и сказке, донесла до нас главное: слава, ставшая для кого-то дороже не только денег, но и дороже души – оборачивается сатанинской насмешкой. Застывает в веках в виде славы самого дурного толка.

Даже зная, что век Екатерины гуманизмом не отличался, мы не сможем до конца понять, насколько преувеличена молва народная, очерняющая память Баташевых. Но тем не менее... Владелец четвертого по размеру состояния в стране смог выстроить огромную крепость – и не сумел при жизни достроить храм. Случайно ли?

Елена Фетисова

Прочитано 47 раз Последнее изменение Вторник, 07 Ноября 2017 20:19

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены