shapka

Суббота, 01 Октября 2016 11:40

Хранитель веры

Оцените материал
(0 голосов)
Хранитель веры Фото Е.Каширина

В сентябре исполнилось 10 лет со дня кончины митрополита Симона (Новикова). Более тридцати лет владыка возглавлял Рязанскую епархию. В память о любимом архипастыре в Рязани продолжается цикл мероприятий, приуроченных к этой дате. А мы еще раз вспомним, каким был при жизни митрополит Симон - через призму воспоминаний не забывающих его духоаных чад.

Ольга Синюк, преподаватель Московской духовной академии: "В нем соединялось многое"Sinuk

Большое счастье для человека встретить на пути того, кто и душу согреет, и поможет духовно расти, и поддержит, и пожалеет в нужный момент. Именно таким человеком был Владыка Симон.

В нем соединялось многое – пастырский авторитет, доброта, скромность, незлобивость, талант проповедника – всего не перечесть. Общение с Владыкой во время моей жизни в Рязани я сейчас вспоминаю с большой теплотой и благодарностью. Я прожила в Рязани три года – с 1993 по 1996. Владыка Симон принял нас с мужем, протодиаконом Максимом, в своей епархии, дал приход и жилье.

Девяностые годы были благодатным временем для проповеди, миссионерской работы. И я со всей энергией молодости окунулась в эту работу. Именно в это время были открыты православная гимназия, духовное училище, появились православные лагеря, библиотеки, воскресные школы, молодежный православный центр... Вообще задумывалось и реализовывалось большое количество самых смелых проектов.

И очень часто приходилось общаться с Владыкой по разным вопросам. Он обладал даром тихо и незаметно направлять человека туда, куда нужно. Он выслушивал наши суетливые речи и очень часто парой фраз охлаждал наш молодой пыл, указывая порой совсем другое направление. Говорил, как обычно, тихо, иногда почти шепотом. Мы – громкие, у нас – «гениальные» проекты, а нам говорят: «А вы вот это сделайте». Сначала это смущало, а потом мы стали замечать, что именно в том направлении, куда указывал Владыка, все и начинало разворачиваться. И смущение сменялось радостью – мы ощущали молитвенную поддержку, человеческое участие.

У нас, тех, кто тогда создал Отдел катехизации Рязанской епархии, не было ни помещения, ни оборудования. Но работа кипела. Маленький деревянный домик на улице Фрунзе, где располагались и Епархия, и покои Владыки, стал тем местом, где мы всегда находили помощь и поддержку.

В Рождественские дни 1996 года мы с гимназистами-первоклассниками пришли славить Христа к любимому Владыке. Он принял всю нашу шумную компанию в своей комнате. Уставший от суеты святочных дней, сидел в кресле и с улыбкой радости слушал звенящие детские голоса. Вот таким я его часто вспоминаю – в кресле, уставшего, с улыбкой и любовью смотрящего на детей.

И ещё одна страница моей жизни связана с дорогим Владыкой. Именно он позвал моего овдовевшего отца в Николо-Бабаевский монастырь, где сам уже находился на покое. И отец, хорошо знавший владыку Симона по работе в Московской духовной академии, с радостью это приглашение принял. Так они вместе там и спасались. Небольшой сейчас монастырь, почти скит. Владыка служил, а отец, пока здоровье позволяло, пел на клиросе. «Архиерейский хор…», – шутил Владыка. А было в том хоре три человека. Мы приезжали в монастырь и общались с ними, и радовались, что они рядом, что близки по духу, что у них есть возможность общения и совместной молитвы. Владыка ушел первым. Но и мой отец, архимандрит Владимир (Кучерявый), ненадолго его пережил.

Вечная память дорогому владыке Симону! Да упокоит его Господь в селениях праведных!

 

Aleksandrina 1Елена Александрина, журналист: "- Владыка, благословите! - Бог благословит!"

Такими словами всегда начиналось мое общение с митрополитом Симоном, будь то по телефону или при личной встрече. Впрочем, не у меня одной. В

90-х годах ушедшего века к вере стали приходить разные люди, как простые пенсионеры или домохозяйки, так и те, кто занимал значимые должности.

Я в то время работала на телевидении и уже делала программы о православии. Первый цикл назывался «Дорога к храму».

Но все в основном шли к вере в потемках: не зная, как себя вести, что делать, чтобы стать истинно верующим человеком. И путеводителем на пути людей, ищущих свою дорогу к храму, и становился владыка Симон.

Я долго не решалась взять у него интервью на съемках. Но однажды на выпуске в Рязанском духовном училище подошла, дождалась, когда Владыка освободится, и попросила сказать несколько слов. Я что-то мямлила слишком неуверенно и потому сгорала со стыда, ведь понимала: журналист должен быть нахрапистым, «нахальным», а иначе он ничего не добьется.

Но Владыка вдруг мне сказал: «Вы, наверное, делаете православную программу? Как-то Вы деликатно меня просите, так поступают только верующие люди». Это был первый урок в моей жизни. Пусть тебе как журналисту чего-нибудь надо добиться, в первую очередь, надо думать, насколько это нужно другим.

Позже мы приезжали к нему в маленький домик на Фрунзе записывать поздравления к Пасхе и Рождеству. Тиканье напольных часов, запах ладана и чистых скатертей... Я сидела рядом с митрополитом, пока выстраивали камеру, и, слушая его тихий голос, ловила себя на мысли, что мне спокойно и хорошо, а вся житейская суета осталась там, за стенами комнаты.

Мы много ездили по епархии со съемками, общались со священниками и прихожанами, слышали много рассказов о Владыке. Хочется поделиться одним из них.

Однажды усердная прихожанка шла к митрополиту Симону на прием. Шла и думала: «Вот сколько я для Церкви сделала, сколько для людей – мне при жизни памятник поставить надо, а мной всё недовольны…». Пришла к Владыке, а он ее с порога и встретил словами: «Вот наша труженица! Сколько она для всех сделала! Ей при жизни уже памятник пора поставить…». С тех пор женщина на судьбу не роптала...

И еще один рассказ мне хорошо запомнился – совсем как будто невероятный.

Говорят, однажды митрополит Симон собирался на службу, вышел на крыльцо своего домика и у ступенек увидел ежиху. Сказал шутливо: «Что же ты так рано пришла? Я уезжаю, а вот вечером приходи, молочка тебе вынесут». И когда вечером он возвратился после богослужения, к крыльцу уже торопилась ежиха с ежатами.

Когда Владыка ушел на покой и уехал в Ярославскую епархию в Николо-Бабаевский монастырь, наша съемочная группа ездила к нему два раза вместе с рязанскими паломниками. Приехали первый раз, стояли на крыльце храма, ждали его. Митрополит вышел из своего дома и пошел по направлению к храму. Было видно, что он очень болен. Шел, тяжело ступая, опираясь на посох. Но как только Владыка увидел рязанскую делегацию, он преобразился. Перед нами был тот, кто долгие годы хранил веру на древней Рязанской земле, кто возродил из небытия десятки церквей и монастырей, кто сотням людей помог обратиться к вере...

Последний раз мы приехали в Николо-Бабаевский монастырь уже на погребение любимого пастыря.

Опубликовано в газете "Логосъ"

Прочитано 2196 раз Последнее изменение Четверг, 29 Сентября 2016 21:54

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены