shapka

Четверг, 14 Сентября 2017 13:31

Доверяй, но проверяй

Оцените материал
(0 голосов)
Доверяй, но проверяй Фотограф Антоний Тополов

Заслуженно много сегодня говорят о вере: веруешь ли ты, правильная ли у тебя вера, живая ли. Веру разъясняют, ей научают – и все это вполне оправданно, ведь без уразумения этого основополагающего понятия вряд ли можно надеяться на спасение. Но рядом со словом «вера» часто звучит еще одно слово – доверие. В беседе с протоиереем Евгением Попиченко мы попробуем разобраться в том, какой смысл вкладывается в это слово, как научиться доверять, кому доверять можно, а кому нельзя.

– Отец Евгений, что же такое доверие?

– Существуют три составляющие веры, три ступени, три грани этого глубокого понятия: вера как рассудочная уверенность, вера как доверие и вера как верность. У человека, наверное, все взаимоотношения, в том числе и с Богом, начинаются именно с доверия. Когда неожиданно в жизни открывается некий новый опыт, человек внимательно всматривается, вдумывается в него и, в конце концов, решает, как к нему отнестись – довериться, согласиться, или отвергнуть. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что есть древнее монашеское присловье: никакой человек не может отрешиться от жизни мирской, суетной, если на лице другого человека не увидит сияние вечной жизни. Вот когда мы видим это сияние, происходит некая встреча с Духом Святым, Который явлен через лицо праведного человека.

Если мы осознаем, что встреча с этим человеком не случайна, если мы чувствуем, что это чудо непосредственно нас к чему-то призывает, то с доверием откликаемся на Божественный призыв.

Также, если говорить о доверии к Богу, то всегда очень важен момент, когда человек начинает доверять слову о Боге, Священному Писанию. Наверное, абсолютное большинство людей в мире приходят к Богу через доверие к тому повествованию о жизни Христа, которое написано святыми апостолами. У писателя Станислава Сенькина в книге «Семь утерянных драхм» рассказывается о том, как молодой парень – будущий батюшка – пришел к вере, столкнувшись с необычной Книгой. Будучи пионером, он впервые слышит о Евангелии, и поначалу резко реагирует: «Что за ерунда? Что за мифы древнего Израиля?» А потом решает разобраться. Где-то Евангелие нашлось…

Вот интересно – нашлось. Обычно Евангелие в таком случае обретается каким-то неведомым путем. У своей бабушки этот советский пионер нашел Книгу, начинал читать и был поражен первыми страницами Евангелия. Он прочел там исторические свидетельства: «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…» – родословие Иисуса Христа, Евангелие от Матфея. Людей поверхностных это родословие иногда сводит с ума. Открывая Евангелие, они думают, что сейчас увидят «красивую романтическую историю о большой и чистой любви», а тут какое-то непонятное родословие. Раз непонятно – значит неинтересно, а раз неинтересно – «закрываю книгу и засовываю ее на дальнюю полку». А пионер сделал совсем другой вывод: список реальных людей указывает на то, что это настоящая история. Душа его откликнулась. Буквально за несколько дней все Евангелие было прочитано, и пионер стал христианином.

Итак, первый этап доверия – когда человек доверяет слову Божию: «Вера от слышания, а слышание – от слова Божия» (Рим. 10, 17). Потом опыт личной встречи с Богом дарит человеку уверенность в существовании Бога.

Не обязательно опыт встречи бывает таким ярким, как у митрополита Антония Сурожского, но он обязательно появляется, когда человек начинает строить свою жизнь по Евангелию. А за уверенностью возникает верность, когда человек в жизни выбирает угодное Богу. И на самом деле, у большинства людей путь к Богу один и тот же. У меня был такой же путь.

– А как было у Вас?

– У нас в доме стоял большой шкаф, полный книг. И там, среди прочих, лежало Евангелие. Я даже не знаю, как оно туда попало, потому что родители были нерелигиозными людьми. Скорее всего, это была очередная протестантская миссия, когда Новый Завет просто раздавали на улице всем проходящим. Я помню такой эпизод: на площади Уралмаша с грузовой машины раздавали Новый Завет направо и налево. Видимо, отцу дали Евангелие, и, поскольку он к книгам относится очень уважительно, любит читать, то принес его домой и положил в книжный шкаф. Я эту книгу заприметил лет в 14, и в самые переживательные моменты, когда в жизни было «все плохо», открывал шкаф, доставал Евангелие и начинал читать. Ничего не понимал, но вдруг все становилось хорошо. Вернее, фактически ничего не менялось, но менялось внутреннее мое ощущение. Дух Святой – Он ведь Утешитель, Он приходит и приносит мир. А потом, года через два, было крещение.

– Вы сознательно приняли решение креститься?

– Нет. Мы, братья и сестры, крестились по послушанию нашей бабушке, которая собрала нас и сказала: «Ну что, внучки… Русский человек должен быть крещеным, поэтому завтра едем на крещение». Так по послушанию и по доверию старшему человеку, убежденные, что так будет правильно, мы приняли крещение.

доверяй но проверяй2Фотограф Антоний Тополов

– Получается, что доверие очень тесно связано с послушанием?

– Несомненно. Человек слушается того, кому он доверяет. Вспомните, когда дети еще маленькие, они слушаются родителей, доверяя им: их чем-то кормят, куда-то несут, и они блаженно ни о чем не волнуются. Послушание – это богообразная добродетель. Христос был «послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2, 8).

– Отец Евгений, если доверие связано с послушанием, то почему так часто доверие сопряжено с сомнениями: человек начинает тревожиться, проверять тот опыт, который ему вдруг открылся. Есть даже пословица «доверяй, но проверяй». Настоящее доверие связано с проверкой?

– У святых отцов очень часто встречается такой категорический императив: не доверяй собственному сердцу. Потому что сердце, как говорится в 103 псалме, это «море пространное, в нем же гади, имже несть числа».

Сердце человека, к сожалению, извращено. Поэтому в своих сердечных движениях человек часто поступает пристрастно, по греховным влечениям и совершает ошибку.

Вот потому, по мысли преподобного Антония Великого, главной добродетелью монаха (а, можно сказать, и любого христианина), его истинной мудростью является рассуждение. Способность различать, что такое хорошо и что такое плохо, и выбирать хорошее. Мудрость – это не энциклопедичность и не эрудированность, как у знатоков «Что? Где? Когда?», когда за минуту они готовы найти ответ на любой вопрос. Мудрость – это вкус к различению хорошего и плохого и воля, обученная навыком к выбору хорошего.

Так вот, если говорим о духовной жизни, то свой личный опыт важно всегда сверять с истиной. Истина – это Христос. Истина запечатлена в Евангелии и выявлена в опыте Церкви и трудах святых отцов. Владимир Семенович Высоцкий пел: «Не всё то, что сверху, от Бога». Очень важно иметь шкалу, по которой можно проверять приходящий опыт.

Здесь мы касаемся еще одной темы. Дьявол – это очень умелый фокусник, иллюзионист, способный приобретать вид светлого ангела. Но, тем не менее, некоторые критерии святые отцы предлагают и к этому опыту. Господь всегда приходит самовластно, Его нельзя ожидать в конкретное, «заказанное» нами время. Царствие Божие не приходит приметным образом, когда человек постится, кладет поклоны и ждет: «Вот, сейчас оно наступит, вот сейчас я что-то сделаю и ощущу пришедшую благодать».

Бог – Владыка души, и Он приходит, когда Ему будет угодно. И, когда Он приходит, на душе всегда мир и покой, нет сомнений, страха и соблазна.

Напротив, дьявол всегда вкрадывается, и его проникновение в душу связано со смущением, страхом и неприятным волнением. Он ждет, чтоб человек к нему обратился, позвал его, заинтересовался им и побудил себя проявить. Каждый человек в жизни периодически переживает какой-то опыт соприкосновения с духовным миром. И в этом смысле доверие сопряжено с подготовкой: разум должен быть обучен Евангелию, именно он должен внимательно контролировать наши эмоции и чувства, стоять на страже души. Только в этом случае доверие нас не подведет, но направит нашу душу к Истине.

– В книге преподобного Никодима Святогорца «Невидимая брань» одна из первых глав посвящена как раз этой теме. Святой предупреждает, что «никогда ни в чем не должно верить себе самим и надеяться на самих себя», так как природа наша падшая и страстная. Он пишет: «Познай свое ничтожество и постоянно содержи в мысли, что ты сам собою не можешь делать никакого добра». Иногда подобная позиция вызывает возмущение: «Ну, это уже перегибание палки, какое-то упадничество! Как же я не буду себе ни в чем доверять? Ведь тогда я просто в этой жизни буду неудачником, тихоней, ничего не добьюсь, да и свои таланты погублю! Наоборот, нужно верить в себя и в свои силы. Только в этом случае добьешься чего-то».

– Доверять своему сердцу, верить в свои силы – это совершенно нетрезвая позиция. Конечно же, человеку важно верить в себя, в смысле – знать себе цену. Но большинство людей себе цену не знают и живут в иллюзии, думая, что они что-то из себя представляют. Свои «достоинства» и «достижения» они любят и прославляют, стремятся к «новым вершинам».

Исаак Сирин в свое время очень точно выразил это состояние грешника: «Грешник подобен псу, лижущему пилу и пьянеющему от вкуса собственной крови». Человек перестает чувствовать боль греха и все чаще и чаще его совершает.

Трезвая же позиция требует от человека действительного знания себя, всех своих немощей. И не просто знания как констатации факта («да, признаю, было и то, и это, ну и что?!»), а знания, которое заставило бы человека менять свою жизнь и самого себя – а это уже покаяние. Если ты так себя узнал, то как ты можешь доверять себе?

Ну, а дальше что? Человек должен полностью перенести все свое внимание на Евангелие и святых отцов, и каждый свой шаг сверять с опытом Церкви? Так ведь и с ума можно сойти.

- Речь идет о пути ко спасению, о деятельной духовной жизни. А она начинается с познания самого себя. Вот тут-то как раз и нужно, открывая глубины своей души, которые наполнены отнюдь не сокровищами и добродетелями, искать опору в опыте Церкви. И если на этом пути ты будешь уповать на свои разум и силы, то как раз и сойдешь с ума (возгордишься или отчаешься и бросишь все эти занятия).

Путь познания того, что я есть, чего я стою – это путь аскетической жизни, которым идут очень немногие люди. Потому что, в основном, человек плывет по течению. Когда же человек «идет на вы», то есть на духовную брань, ему нужно быть очень осторожным, внимательным. Это реальная война. Только цена – не временная жизнь, а жизнь вечная, повреждение и смерть души.

Сколько несчастных случаев происходит на войне, когда человек начинает расслабляться, думая, что он – опытный вояка, все знает и может доверять своим силам.

Если же человек себя не ощущает воином Христовым, тогда – ешь, пей, веселись, бойко участвуй в строительстве общества потребления. Тогда, конечно, доверяй своему сердцу, потакай ему: «бери от жизни все», «не дай себе засохнуть», «люби с первого взгляда» и ориентируйся в своей жизни по тому, что показывают в кино.

доверяй но проверяй3Фотограф Антоний Тополов

Кстати, очень многие люди думают, что можно прожить так, как показано в кино. Они даже пытаются романтические отношения строить так, как это преподносится в фильмах. В результате этого происходят жуткие трагедии, потому что в жизни никогда не будет, как в кино. Это тупиковый путь, путь в никуда. «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк. 8, 36). Мы имеем внутри такое сокровище, которое, по мысли преподобного Макария, дороже всего мира – бессмертную душу. Но мы об этом не задумываемся и не стоим на посту, храня его. И, конечно, нехранимое сокровище крадомо бывает. Человека легко убедят, что быть рабом Божиим унизительно, навяжут мысль, что он – хозяин жизни, что от него все зависит, что он умный, приличный и высокодуховный человек. А на самом деле он – просто раб своих страстишек и поп-культуры.

– Отец Евгений, получается, что доверие связано не только с послушанием и рассудительностью, но обязательно – с хорошей недоверчивостью?

– Лучше назвать это трезвостью.

– Выходит, что доверять не так-то просто, как это может показаться на первый взгляд.

– А любить просто? Рожать и воспитывать детей просто?

Все настоящее и ценное всегда требует большого самоотвержения и подвига.

– Просто казалось, что, когда я доверяю или доверяюсь кому-то, то как бы с меня ответственность снимается и жить становится легко. А выходит, что доверие не снимает с человека ответственности, но, напротив, эту ответственность усугубляет.

– Наверное, мы можем сказать, что у доверия есть разные степени. Когда человек полностью доверяется кому-то, и с него снимается ответственность за его жизнь – это вершина доверия. Таковы были отношения между старцем и его учеником в древности. Например, авва Дорофей вверил свою душу и воспитание святому Иоанну. Однажды он обеспокоился, прочитав в Священном Писании, что Царство Божие наследуется скорбями многими, пришел к наставнику и сказал: «Почему-то я живу без скорбей. Наверное, я что-то неправильно делаю?» На что отец ему ответил, что всякий, предавший свою душу в послушание, избегает скорбей. То есть, человек настолько доверяет свою душу, что уже действительно ни о чем не беспокоится. Это высшая степень доверия, которая называется слепое послушание.

Но для нас с вами этот путь недостижим. И поэтому сейчас нужно строить свою духовную жизнь, как говорят святые отцы, по совету. По совету с единодушными братьями и с духовником. При таких отношениях не отменяется твоя личная ответственность за твой выбор. Доверяй, но проверяй. Проверяй обязательно, святитель Игнатий (Брянчанинов) на этом настаивает, сверяй с учением Церкви, с опытом святых отцов. И если духовник, например, говорит что-то противное опыту Церкви, то можно смело расставаться с таким наставником, как бы болезненно это ни было.

Если же ты советуешься об устроении твоей внешней жизни (например, о выборе профессии или супруги), то можешь и отвергнуть совет, даже если он не противоречит Евангелию, но совершенно противоречит твоим наклонностям, способностям.

Один батюшка рассказывал, как к нему однажды подошел молодой человек, который любит ездить «по старцам». Так вот, вернувшись от очередного «старца», он спросил: «Батюшка, что мне делать? Я тут был у старца, а он мне сказал, что мое дело – это лить колокола». И батюшка ему отвечает: «А что ты ко мне пришел? Тебе сказали лить колокола, вот и лей».

Некоторым так хотелось бы сложить с себя ответственность. Но так не получится, и ответственность за исполнение совета все равно будешь на себе нести ты сам. Потому что Богу очень важно, чтобы ты научился думать, слышать и чувствовать Его волю. Ему важно, чтобы мы стали опытными христианами. А опыт, этот «сын ошибок трудных», предполагает ответственность, решимость, способность думать, принимать решения, отвечать за последствия.

– Неужели на человеке, который дает совет, совсем никакой ответственности? Например, неужели на Страшном Суде со священника не будет никакого спроса за прихожан?

– Конечно, спрос будет. Апостол предупреждает: «Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению» (Иак. 3, 1); «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12, 36). Священник порой рискует начать говорить не от Бога и от учения Церкви, а «от ветра головы своей». Из-за скрытого или явного тщеславия, по гордости, надменности, такой пастырь с пьедестала пророка произносит слова «без соли», без внимания к ситуации, без молитвенного проникновения. Люди с доверием относятся к словам священника, и эти слова, как зерна, падают и приносят худые плоды. За такие слова священник будет особо судим, потому что его слово многократно превышает по силе слово любого мирянина.

Ксения Кабанова, журнал "Православный вестник"

Прочитано 316 раз Последнее изменение Четверг, 14 Сентября 2017 13:49
Другие материалы в этой категории: « Остаться в церкви Об именах и ангелах »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены