shapka

Среда, 09 Марта 2016 19:48

Закрыв глаза ладошкой

Оцените материал
(1 Голосовать)
Автор статьи: Елена Фетисова Автор статьи: Елена Фетисова http://tetanora.ru/wp-content/uploads/2015/03/1389114.jpg

Не так давно моим знакомым пришлось забирать из больницы тело своего недоношенного ребенка. Родившись намного раньше срока, он не выжил, и тем самым открыл родителям удивительную вещь.

Оказывается, малыш массой до 500 грамм... «не считается ребенком». И может быть отдан родителям лишь как жест доброй воли врачей, а вообще
– врачи не обязаны. Потому как, ну, «не считается». Вообще же, «не считаться ребенком» малыш может и гораздо позже, об этом прямо свидетельствует срок, до которого закон разрешает аборты «по медицинским показаниям». А среди таких «показаний» есть и просто подозрения медиков на физические недостатки ребенка, в том числе и такие, с которыми вполне можно жить – если позволят.

Отношение человека к жизни внутри материнской утробы можно, кажется, напрямую соотнести с отношением к вере.

Психологически готовность и неготовность признавать эмбрион человеком до его рождения, то есть готовность и не готовность поддерживать его
право на жизнь, очень похожи на веру – или на атеизм Кажется, что фундаментальный критерий и атеизма, и непризнания «плода» человеком – это такой немного детский аргумент: «Я же не вижу и потрогать не могу! И потому – не верю». Бога не вижу, дитя – не вижу, если даже оно там уже шевелится.
Ведь вдумайтесь только в чудовищную практику абортов на поздних сроках (по «медицинским показаниям» они существуют до сих пор). Смысл в том, что горе-медицина изобретает способ дитя, уже жизнеспособное, убить внутри женского организма – и по-
том его можно извлекать на свет. Вот если родится живой – все, баста! Я его вижу – следовательно, он существует. Он правда ребенок и правда живой, убивать
нельзя, надо реанимировать, передавать в кувезе в детскую больницу... А если еще не вижу – можно смело вливать в утробу соляной раствор, вызывающий смерть младенца – более изощренную и мучительную, чем, пожалуй, применили бы в камере пыток. Или «можно» его четвертовать (это не крикливая метафора, а простое описание техники абортов на более ранних сроках).
И миллионы пациентов и докторов эпохи разгула прогресса и прав человека с упоением играют в эту логику примитивных варварских мифологем: «Что вижу и могу потрогать, то только и есть». Или это логика младенца. Помните, как двухлетние дети играют в прятки? «Я закрыл глаза ладошками – и теперь меня никто не найдет».
Так закрывают глаза ладошками (а заодно уши и сердце), когда видят снимок УЗИ, когда слышат на аппарате стук сердца, когда читают в информационном буклете о том, как рано младенец в утробе способен чувствовать боль... Кажется: немного самовнушения и можно поверить, что там, внутри тебя, никого живого нет – так, «кусок мяса». Верят же миллионы, что выше нашего естества тоже Никого нет, раз «Гагарин летал – и Бога не видел»... Аргумент, что сказать.
Наверное, нужно напоследок написать что-то позитивное и примиряющее, чтобы не портить настроение читателю после светлых дней Христова Рождества... А не выходит. Наверное, потому, что как Рождество доныне, ежегодно, с нами – так и Вифлеемских младенцев избивают доныне.
Ежедневно. Внутриутробно.

Елена Фетисова

По материалам газеты «Логосъ»

Прочитано 3188 раз Последнее изменение Вторник, 05 Апреля 2016 10:02
Другие материалы в этой категории: "Человек человеку в радость" »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены