shapka

Человек в Церкви

Почти три года назад в Дашково-Песочне заложили первый камень в основание храма в честь святителя Василия Рязанского. Этот храм будет особенным не только по своим масштабам. Уникальность проекта еще и в том, что храм, как в старину, возводят «всем миром».

Великий Пост – самый длинный и поэтому самый тяжелый пост в церковном календаре. Но, как это ни странно, он наиболее «популярен»: можно встретить даже невоцерковленных людей, отказавшихся от скоромной пищи, чтобы с «чистой совестью» разговеться на Пасху.

У сотрудников храма свое, порой незаметное, служение. Приходы больших соборов отличаются от маленьких храмов, как жизнь в столице – от провинциальной. Там, где в соборе работает два-три человека, на маленьком приходе должен управиться один.

Есть у меня знакомая семейная пара. Однажды разговор зашел о семейных ссорах, мол, какие сейчас все обидчивые и гордые пошли, по неделям друг с другом не разговаривают. И тут «женская половина» этой семейной пары улыбается и говорит: «А мы завели себе привычку - каждый день перед сном друг у друга прощение просим. И так спокойно спится потом!». Ну что тут скажешь? Молодцы конечно! Но таких, к сожалению, единицы.

15 февраля в Русской Православной Церкви отмечается один из двунадесятых праздников – Сретение Господне, что в переводе с церковнославянского языка означает «встреча». У каждого человека рано или поздно происходит личное Сретение – встреча со Спасителем. И в этот главный момент жизни важно понять, что время греха остается позади. Человек, узнавший Христа, словно рождается заново, он должен изменить свое сердце, сделать его восприимчивым к истине и «сотворить достойные плоды покаяния», как призывал Иоанн Креститель.

Росла Раечка маленькой, худенькой. И все жители села говорили ее матери: «Девка-то твоя совсем не растет, глядь – ветром унесет. Бог видит – один хрящ».

Вопрос об отношении к явным злодеям нередко задают люди, искренне и горячо желающие по-настоящему войти в церковную традицию. Передо мной преступник или же просто негодяй, и что, я должен любить его и прощать?

Нас в больничной палате пятеро. Палата в Кардиоцентре. Мы здесь собрались, как рыбаки у черной проруби. Только не мы ловим, а ловят нас. Мы стоим у омута смерти и ждем своей очереди туда прыгнуть. Кому за 80, тот ближе. Кому около пятидесяти, тот только что вошел в круг.