shapka

Вторник, 01 Ноября 2016 09:55

Мнимые корни неоязычества

Оцените материал
(0 голосов)
Мнимые корни неоязычества Фотограф Антоний Тополов

О модном обращении молодежи к «вере предков» рассуждает православный сектовед, активист антисектанского движения в России, профессор Александр Леонидович Дворкин.

Не так давно наш город посетил известный защитник православия, профессор Александр Дворкин. По его признанию, на каждой из встреч с рязанскими аудиториями ему задавали вопрос о неоязычестве. Эта проблема действительно стоит остро. Рязань – город древний, поэтому не удивительно, что именно к нам в регион устремились жители столицы в поисках «исторических корней» и «веры предков», устраивая языческие капища на территории исторических памятников и древних поселений.

- Сегодня употребляя термин «неоязычество», чаще всего имеют в виду лишь один его раздел – родноверие, - рассказывает Александр Дворкин. – На самом деле это явление гораздо шире, включает в себя различные группы и направления.

По словам профессора, неоязычество отнюдь не отечественный «продукт». Оно зародилось в Англии и Франции в середине прошлого столетия. Джеральд Гарднер заявил себя наследником древнего знания – колдовства, которое якобы существовало в Европе в дохристианские времена. Идея оказалась заразительной. Она распространилась на юг – в Грецию, где стали вновь поклоняться Афине, в Германию и Данию, где вспомнили верования в Одина и Тора. В конце 1960-х годов модное неоязычество добралось и до России, где появились первые кружки.

- Таким образом, это не что-то уникальное, это международное движение, которое поддерживает связи, обменивается опытом, - заключает профессор Дворкин. – Несмотря на то, что приверженцы неоязычества считают себя последователями разных религий, на самом деле они очень похожи друг на друга.

Основной аргумент неоязычников – их верование настоящая, основная религия русского народа. В то время как христианство – нечто гораздо позже принесенное извне.

- Однако уже в этом высказывание кроется подвох, - считает Александр Леонидович. – Вот вам исторический факт – когда существовало язычество, русского народа не существовало. Были племена древлян, вятичей, полян, кривичей и прочих. И все они имели свой собственный пантеон богов, которым поклонялись. Так язычество какого именно племени собираются восстанавливать неоязычники? Или нам следует вновь разделиться на разные племена и начать воевать друг с другом из-за веры? Что собственно и происходило до христианства. Такая идея вполне соблазнительна для некоторых.

Так в свое время еще Гитлер говорил о том, что в идеале покоряемые народы должны быть разделены на мелкие группы по религиозному принципу – такая разобщенность на руку завоевателям.

Второй, немаловажный аспект – мы очень мало знаем о язычестве. Исторические свидетельства и описания минимальны, да и те содержатся в ранних христианских источниках – летописях, «Повести временных лет». Крупицы сведений можно почерпнуть в арабских источниках: там описывается быт и верования проданных в плен славян.

- Все эти данные настолько мизерны, что говорить о единой системе знаний попросту нельзя, - подытоживает профессор Дворкин.

– Поэтому большая часть современного «возрожденного» язычества – домыслы и догадки, ограниченные лишь оккультной фантазией основателей той или иной секты.

Часто говорят о неких славяно-арийских ведах, как о собрании истиной мудрости. Такого документа исторически никогда не существовало – это подлог, а само русское неоязычество – откровенный новодел. На деле веды принадлежат древне-иранским племенам. Это предписания, в которых говорится, как провести тот или иной ритуал: как коня заложить, как костер зажечь, что при этом пить и так далее. Для неоязычников православие – религия слабых, подставляющих под удар вторую щеку. В противовес им язычники де были сильным и гордым племенем, которое ни согнуть, ни на колени поставить. Говорят они и о страшном геноциде, которому подверглись все те, кто не хотел принимать язычество. По их мнению, насильственную смерть приняли около 9 млн человек.

- И здесь кроется еще один обман, - говорит Александр Леонидович.

– Если говорить с точки зрения истории, в то время на Руси не было столь многочисленного населения. Подобный геноцид не отражен ни в одном письменном источнике. В культурном слое того времени нет столь массовых захоронений. Однако, для поклонников неоязычества все это не аргумент.

И здесь профессор советует пойти иным путем. Можно согласиться, что христиане де такие злобные и вырезали большую часть населения. Вот только доподлинно известно, что с князем Владимиром крестилась дружина в 3000 человек. Вооружены воины были копьями, луками и мечами. Примерно такое же оружие было в каждой семье. В патриархальном обществе глава семьи – ее же защитник. И вот возникает вопрос как 3000 человек смогли собственноручно вырезать 9 млн? Получается они месяцами не выпускали из рук оружие. А гордые и сильные язычники смиренно стояли и смотрели, как убивают их жен и детей? И ничего не делали? Где же тогда религия сильных, а где слабаков? По словам профессора, подобные высказывания могут произвести какой-то эффект, заставить задуматься.

- Кроме того, неоязычники часто взывают к верности роду, которую мы должны хранить, - подытоживает Александр Дворкин. – О какой верности может идти речь, если, отказываясь от христианства, мы отказываемся от 1000 лет собственной истории?

А это практически 30 поколений наших предков, которые жили в христианской вере. Таким образом, нас призывают отказаться от их опыта ради веры воображаемых предков, о которых мы совершенно ничего не знаем. Тогда стоит ли говорить о верности роду?

Подготовила Елена Пухова

Прочитано 1905 раз Последнее изменение Понедельник, 31 Октября 2016 19:07

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены