shapka

Понедельник, 09 Мая 2016 08:16

Сквозь призму Вечности

Оцените материал
(0 голосов)
Автор статьи: Даниил Маслов Автор статьи: Даниил Маслов Фотограф: Артемий Жаренов

В этом году Светлое Христово Воскресение выпало на 1 мая. А спустя неделю – День Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Несколько лет назад, когда этот праздник выпал на Светлую седмицу (кстати, мало кто знает, что в 1945 году 9 мая также случилось в пасхальные дни…), мы с одной моей хорошей знакомой, Ириной, ходили по центральным улицам Рязани, поздравляя ветеранов и военных с праздником и со Светлым Христовым Воскресением.

На площади Победы нам встретился военный, мужчина лет 45. С довольно строгим выражением лица он шёл, прихрамывая, на другую сторону площади.

- Здравствуйте, с Днём Победы вас! - начала Ирина с улыбкой, протягивая красный тюльпан.

- Спасибо, - ответил мужчина с признательностью.

- Христос Воскресе!

- Воистину Воскресе! – ответил мужчина взаимностью. Очень часто так отвечают автоматически, отдавая дань народной традиции, а не величайшему из праздников. Но в этот раз был иной случай.

- И мы однажды воскреснем, - добавила Ирина, - вы ведь знаете об этом?

Этот вопрос нисколько не смутил военного, а его ответ, пожалуй, запомнится мне на всю оставшуюся жизнь:

- Конечно, - проговорил мужчина медленно, и взгляд его прищурился, выдавая глубокую задумчивость, - иначе бы я не воевал.

Интересно, что православное христианство – религия, больше всех говорящая о вечной жизни и победе над смертью, – в то же время часто в своём обрядовом проявлении напоминает именно о смерти. Начиная с чёрных одежд священно- и церковнослужителей, именуемых рясами и подрясниками (этот цвет напоминает нам о временности жизни и смертности человеческой природы), заканчивая мощами святых угодников, совершивших свой жизненный подвиг многие годы и века назад.

Действительно, всё православное учение проникнуто странностью противоречия, пожалуй, самого фундаментального – памяти о смерти и стремления к вечной жизни.

Сегодня о смерти в народе говорить не принято. О вечной жизни говорить тем более абсурдно, поскольку и здесь неминуемо встаёт вопрос о смерти.

Ничего не остаётся, кроме того, чтобы закрыться от раздумий о пути всей земли, в бесконечно повторяющемся сегодняшнем дне. «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться…» – эта неоконченная фраза из Екклесиаста (1:9), можно сказать, стала девизом повседневности. Жизнь, – у кого-то счастливая, у кого-то пресная, у кого-то отрадная, у кого-то безутешная, – продолжается, несмотря на все её извороты, но смерть – это то, что бывает с другими.

Христианство производит переворот в сознании – оно ставит человека перед действительностью, перед самим фактом тотальной власти смерти над этим миром.

Перед человеком открываются все карты: каким бы разножанровым произведением ни представлялась жизнь, в конце всегда стоит точка.

И именно эти точки – это точки над «i» во всех без исключения человеческих начинаниях. Христианство через холодные воды Крещения отрезвляет человека, ставит его лицом к лицу перед самым ключевым вопросом человеческого бытия. И если бы оно ничего не предлагало взамен – это была бы самая жестокая религия на земле…

Однако христианство открывает нечто, что изглаживает всякий страх перед смертью. Каждый год православные христиане встречают, а вернее сказать, вновь становятся свидетелями самого главного события в истории человечества: Творец мира, явившийся в человеческом теле, прошедший весь земной путь и принявший смерть, воскресает из мёртвых в новом, преображённом теле, над которым более не властны ни время, ни пространство, ни стихии, ни смерть…

Он показал нам Своё Воскресение, чтобы оно стало нашим. «Воля Пославшего Меня, - говорит Он, - есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день».

Весть о воскресении из мёртвых с самого начала была скандальной. Великие умы античности во время беседы с не менее блестяще образованным апостолом Павлом в Афинах о Воскресении, смотрели на последнего, как на умалишённого, и тактично, хотя и не без иронии, попросили покинуть их общество со словами: «об этом послушаем тебя в другое время».

Мир так и продолжил стоять на своём. Он пошёл своим путём: конструировать идеальные системы государства, отыскивать гены старости и болезней, совершенствовать технологии, наращивать военные потенциалы… А вопрос ограниченности жизни остался нависать над человечеством покрывалом трагедии. И именно Воскресение Христово, а вместе с тем и ожидание воскресения каждого из нас, снимает это покрывало.

Память о смерти, которой пронизаны даже ежедневные вечерние молитвы православного христианина, вместо заклятого врага становится сильнодействующим лекарственным средством к преображению всей жизни.

Всякое напоминание о конце жизненного пути для христианина – это дополнительный шанс взглянуть на собственные дела через призму Вечности. «Для меня жизнь Христос, а смерть – приобретение» – у апостола Павла по итогам жизни сформировался именно такой взгляд. В нём – призвание христианина: не бояться смерти, а бояться по своей же воле оказаться без Христа. Смерти уже нет – есть временное успение, которое неизбежно закончится Воскресением. Именно поэтому всё пасхальное богослужение пропитано радостью. Пасха празднуется целую неделю, называемую Светлой седмицей, когда в последовании службы исчезают все элементы покаяния и скорби о грехах.

.... В тот год мы продолжали путь, встречая ветеранов, раздавая им уже заканчивающиеся тюльпаны и поздравляя со Светлым Христовым Воскресением. Праздником, позволяющим взглянуть на свою жизнь сквозь призму Вечности.

Даниил Маслов

По материалам газеты "Логосъ".

Прочитано 2666 раз Последнее изменение Воскресенье, 08 Мая 2016 19:32
Другие материалы в этой категории: « Уподобляемся Фоме? Бессмертный полк »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены