shapka

Четверг, 03 Сентября 2020 09:45

Вычисление неизвестного

Оцените материал
(0 голосов)

Мне многие сейчас задают вопрос, что ожидает учащих и учащихся в новом учебном году. Волна эпидемии прошла, но нам предрекают новые волны. Как жить и учиться в этих условиях?

Вопрос интересный и многогранный. Отвечать на него можно тоже с разных позиций. Во-первых, могу ответить как председатель епархиального отдела религиозного образования и катехизации. Во-вторых, как «многовнучный» дед, у которого внуки пойдут в школу. В-третьих, как исполняющий обязанности заведующего кафедрой теологии РГУ. И в-четвертых, просто как гражданин своего Отечества. Есть много ракурсов видения этих проблем.

Судя по всему, дистанционное образование в школах будет развиваться, его доля будет увеличиваться. В середине сентября планируется провести проверочные работы, чтобы посмотреть, каковы итоги дистанционного обучения, потому что прошедший учебный год ученики окончили дистанционно. Я совершенно убежден, что если результаты дистанта будут оценены объективно, то оценка будет отрицательной. Двое моих внуков учились дистанционно, и я сам наблюдал, насколько это было проблемно и неэффективно.

На развитие этой системы сейчас брошены большие силы, причем силы, к которым в обществе, мягко говоря, очень неоднозначное отношение. Известно, что дистанционное образование в школах будет продвигать Исаак Иосифович Калина, который до недавнего времени был руководителем Департамента образования Москвы. Теперь он перешел на федеральный уровень и будет заниматься дистанционным образованием в Министерстве просвещения. Ему будет помогать А.И. Адамский – фигура того же плана. Я бы их отнес к тем, кого называют «пятой колонной». Они любят и умеют добиваться того, что является разрушительным.

Что касается студентов, это взрослые люди, и с ними мы более-менее приспособились к ситуации. Хотя личностного общения сильно не хватает.

Программы, которые мы внедряем, дают некоторый результат, но это только частичная компенсация того, что студенты могли получить в личном общении. Это касается не только процесса обучения, но и процесса контроля – проведения зачетов и экзаменов. Недостаточно одного дистанционного контроля, нужно лично общаться со студентом.

Нас порадовало то, что в новом учебном году в школах заявок на выбор Основ православной культуры стало больше, причем это произошло практически без участия священнослужителей, ведь священники не могли прийти в школы. Я предполагаю, что, может быть, эпидемия «посодействовала» – родители, поставленные в такие тяжелые условия, стали больше молиться, размышлять, пусть даже не имея возможности пойти в храм. Как нам сказали, сейчас в Рязанской области выбрали ОПК для своих детей 87% родителей. В последнее время у нас, наоборот, был некий откат назад. Мы его объясняли в том числе и тем, что в школах было много детей трудовых мигрантов. Вероятно, уменьшение этого контингента тоже вызвало рост процента выбора ОПК. Это нужно еще анализировать, но в целом это хорошая тенденция.

Что касается воскресных школ, то из-за серьезной ситуации с эпидемией, когда многие люди не имели возможности даже храмы посещать, собирать детей в помещениях воскресных школ тем более было нельзя. Некоторые школы делали попытки наладить обучение дистанционно. В интернете есть ряд инструментов, которые позволяют это делать. Я думаю, возможно приспособиться к ситуации и разрабатывать методику организации воскресных школ онлайн. Но при этом больше всего трудностей будет в работе с младшими детьми. Их едва ли возможно посадить перед экраном и заставить слушать проповедь. Им нужно живое общение и какая-то деятельность. В этот период, возможно, больший интерес проявят подростки, которых мы всё время оплакиваем как уходящих из церковной жизни. Они более привычны к сидению за компьютером.

Что касается родительского сообщества, оно бурлит, особенно в интернете. Турбулентность нарастает.

Во-первых, большая проблема с прививками. И способов сказать что-то однозначное по этому поводу, на мой взгляд, не имеется. Просто по той причине, что в обществе очень сильно возросло недоверие ко всему. Отсутствует четкая политика в плане предъявления идеального образа государства. Непонятно, какое государство мы строим, капиталистическое или социалистическое, как будет развиваться экономика, насколько наше государство сейчас готово преодолеть все негативные последствия приватизации, которая произошла в свое время.

Несмотря на всю полезность новых изменений в Конституции, которые приняло большинство, это всё полумеры, потому что нет самого главного – четкой определенности в духовных устремлениях нашего народа. Дело даже не в том, что правители такие. Правители такие, каких мы заслуживаем. Сам народ находится в хаотичном состоянии.

Никуда не делись секты. Слава Богу, что запретили АУЕ, но много других деструктивных организаций.

Лучше всего состояние общества видно по педагогике. Это лакмусовая бумажка всех общественных процессов. Какие воспитательные задачи сейчас поставлены перед педагогами? И на основе чего эти задачи будут реализовываться? Для реализации нужен фундамент. Тот же патриотизм – это прекрасно, но что, у нас в советское время не воспитывали патриотизм? Мы разбирали автоматы, ходили на стрельбища, играли в «Зарницу», встречались с ветеранами, которых тогда было гораздо больше. А результат каков? Таков, что в 1991 году страна развалилась. Вот вопрос: сейчас патриотическое воспитание на таком же уровне находится? Явно, что нет. Тогда снимались прекрасные патриотические исторические фильмы, которые стали классикой, и в тот период им практически ничего не противостояло, интернета тогда не было.

Уровень патриотического воспитания, которое было тогда, просто несравним с сегодняшним. А результат – развал страны.

Так что патриотизм не удержит страну от развала – по той причине, что он нуждается в духовной основе. Эти духовные основания у нас в Конституции не определены. Что подразумевается под воспитанием в традициях народа? Даже не прописано, что это в первую очередь традиции традиционных религий. Таких всего четыре: православие, ислам, иудаизм и буддизм. Атеизма в их числе нет. А у нас курс светской этики – чисто атеистический. А что, в учебниках сейчас показывается значимость Русской Православной Церкви на протяжении всей истории России? Нет. Рассказывается о наших святых? Тоже нет. Если находятся активные преподаватели, они могут что-то сделать, но это не является государственной политикой. А потому у нас по-прежнему процветает та же самая толерантность. Пусть она ограничена принятыми в Конституции положениями, но это только отсечение самых негативных вещей, содомитских пороков. А что взамен? Относительно семьи – у нас где-то зарегистрировано, что так называемый гражданский брак – это блудное сожительство? Абсолютно нет. Многие вещи являются полумерами, а потому и воздействие их недостаточное.

студенты в масках

Думаю, нам предстоит пережить трудные времена, потому что Богу вряд ли угодно то состояние нашего народа, в котором он сейчас пребывает. Народ нужно воспитывать. А воспитание всегда является неким насилием, что у нас не признается. Этого слова боятся, но ведь воспитание – это всегда насилие. В том числе и насилие человека над самим собой.

Да, мы, православные люди, свободны, но только в той мере, в какой мы познали истину. Господь сказал: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными». Значит, в той мере, в какой мы не познали истину, мы несвободны, хоть и являемся православными. Мы рабы греха, своих неправильных суждений и прочего. Рабы обстоятельств, на которые мы любим ссылаться. Поэтому никакой особой свободы у нас нет. Другое дело, что те, кто не борется с грехами, еще более несвободны.

Если вера человека не привела к познанию истины (а может быть вера и ложная), то человек еще более несвободен.

Поэтому можно сказать, что и среди воцерковленных людей свободных не так уж много. Но в Евангелии Господь говорит, что если мы будем иметь веру хотя бы с горчичное зерно, то и горы сможем переставлять.

У нас есть то самое горчичное зерно, которое позволяет нам двигать горы. Это горы наших грехов, которые мы сдвигаем, приходя в храм, молясь, исповедуясь. Не нужно передвигать горы из камней и песка, а вот сдвинуть подальше от своей души гору своей порочности, греховности – основная задача христианина.

Сейчас бурление происходит во всех сферах общественной жизни, в том числе и церковной. Яркий тому пример – ситуация в уральском монастыре. Надо понимать, что это бурление не только не будет сглаживаться, но будет еще нарастать. Так Господь проверяет истинность нашей веры. Народ сейчас ищет рая на земле, духовного комфорта. Этот комфорт людям предлагают дешево «купить» младостарцы – не надо трудиться, изучать что-то, вникать во всё самим, а просто следовать тому, что говорит младостарец. По сути, это сектантство. Секты возникают именно от того, что люди ищут духовного комфорта. Держаться истинного православия очень трудно, надо самому делать усилия, бороться с собой. А здесь думать ни о чем не надо, другой тебя спасает…

Однажды в Оптиной пустыни один человек пришел к старцу, и старец его спрашивал, как он живет. Человек очень скромно отвечал, что он старается, триста поклонов делает утром и триста вечером, и еще всякие подвиги совершает. Старец ему на это сказал: «Иди, брат, и сегодня вечером двенадцать поклончиков сотвори во славу Божию, и завтра утром двенадцать». Тот удивился: «Как же так, я же триста совершаю». И вот эти двенадцать поклонов он сделать не смог. Те триста поклонов он делал по гордости, в угоду себе и диаволу.

Главное – не сотворить себе кумира. Преподобный Гавриил (Ургебадзе), недавно прославленный в Грузии, в проповеди говорил: «Конечно, вам хотелось бы, чтобы не обычный батюшка, а святой Николай у вас был настоятелем храма. Только ведь вы не будете исполнять того, что он вам будет говорить. Еще и пощечину может он кому-то дать. А вы и на него жалобу владыке напишете. Поэтому пусть лучше будем у вас мы, грешные батюшки, и вы будете волю Божию исполнять в каком-то элементарном послушании. Достаточно и этого».

Но если вернуться к главной теме – проблемам российского образования, то надо сказать, что в целом усилиями педагогов-подвижников оно всё еще живо и в определенных направлениях, в частности по программе «Русская классическая школа», получает развитие.

По милости Божией «малое стадо», которое этим занимается, в системе нашего образования сохраняется. Надо понимать, что школа – это очень важный институт для развития человека.

Во многих школах сейчас, к сожалению, стандартные программы не позволяют развивать интеллектуальные способности детей, не дают возможности совершенствовать их математические навыки. Греф всё время говорит, что не нужны математические школы. У Грефа (и иже с ним) четкая позиция: мы элита, нам можно, а все остальные – это животные в человеческом облике, которым культура (в том числе и культура мышления, логика, математика) не нужна. "Математика уж тем хороша, что мысли в порядок приводит", – это Ломоносов говорил. А именно боязнь того, что у народа мысли в порядок придут, четко Грефом озвучена. Если люди мысли в порядок приведут, ими невозможно будет манипулировать.

Когда жили великие русские святые, люди просвещались духовно, читая Псалтирь, Евангелие. А когда духовная жизнь в народе стала отходить на второй план, хотя бы какой-то компенсацией стали науки, в частности математика, которые помогали человеку формировать мышление, взращивать интеллектуальный потенциал и через познание гармонии мира познавать Творца. Правильное образование формирует интеллектуальную базу, и человек может принести пользу и самому себе, и своей стране. А сейчас говорят, что это не нужно. Или возьмем современное школьное преподавание русского языка. В младших классах преподается фонетика, фонетический разбор, что буквально делает детей безграмотными. Это специально внедрено для того, чтобы ребенок не смог нормально выучить родной русский язык. И результаты уже налицо. Можно посмотреть отчеты о том, как безграмотно пишут студенты даже ведущих вузов страны. Некоторые объявляют это фейком, просто потому, что это им не нравится. Но это видно и на наших студентах, многие из которых не могут без ошибок написать элементарные слова.

Не надо питать иллюзий насчет состояния нашего народа. Но, как было сказано, народ необходимо воспитывать. Если его не воспитывает Церковь, то воспитывает другая сила, противоположная. К сожалению, этой силе даны сейчас достаточно широкие полномочия. Чтобы вразумить народ, Господь принимает достаточно суровые меры, в том числе попускает быть и эпидемии. Вспомните, какие страшные эпидемии чумы, оспы в свое время поражали Западную Европу. Целые города вымирали. Господь пытался призвать людей к покаянию в их отступлении от истинной веры. Возможно, таким образом должна была уменьшиться сила Европы – иначе она стала бы настолько мощной, что просто раздавила бы Россию. И в нашей стране тоже была эпидемия чумы. Наш народ воспринимал это в основном как наказание Божие, усердно молился, и, как правило, по молитвам эпидемии прекращались.

Будем и мы надеяться на общее прозрение, покаяние и милость Божию.

Протоиерей Сергий Рыбаков, кандидат физико-математических наук.
Записала Ирина Евсина, газета "Благовест"

Прочитано 46 раз Последнее изменение Среда, 02 Сентября 2020 10:02

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены