shapka

Среда, 03 Мая 2017 06:15

Александр Дворкин: Церковь и государство

Оцените материал
(0 голосов)
Александр Дворкин: Церковь и государство Фотограф: Антоний Тополов

Последние годы критики Церкви часто спрашивают, зачем православные священники постоянно встречаются с губернаторами, депутатами, политиками. А некоторые православные недоумевают, зачем Церковь «подстраивается» под государство? Церковь должна быть свободной! Вот и с одной стороны, и с другой возникает вопрос – надо ли Церкви «дружить» с государством и для чего. Чтобы прояснить ситуацию, давайте поговорим о государстве, в котором возникла Церковь.

Итак, Римская империя занимала огромные территории. Единое государство с единой системой власти, которое подчинялось цезарю. Оно подарило миру канализацию и водопровод, театры и законодательные собрания. Римская империя была первым правовым государством. А это значит, что там были законы, и они исполнялись. На тот момент это было самое цивилизованное государство.

Но давайте поближе присмотримся к этим законам. И мы увидим много странных или даже диких для нас вещей. Например – рабство. Один человек находился в полной собственности другого, и тот мог сделать с ним, что захочет. За смерть раба никто не накажет его хозяина. Хотя случаи убиения рабов не были частыми (это всё же товар, и товар не дешёвый), но они случались. И у рабов не было никаких законных прав отстоять свою жизнь.

Как практически не было прав у женщины в браке. Муж не давал обетов верности и не должен был их соблюдать, верность – была уделом жены. И если женщину улучали в измене, супруг был в праве ее оставить.

Кроме того, если по каким-то причинам семья жены попадала в немилость к правителям, то мужчина обязан был развестись. Если он этого не делал, значит, он поддерживал взгляды родственников и также считался предателем. Поэтому мужчины часто разводились. В порядке вещей было жениться по 9-11 раз за жизнь.

О правах детей тоже никто не говорил. До тех пор, пока чада не вырастали, они не считались людьми. Обычно глава семьи решал, принимать или нет ребёнка. Если не принимал – младенца выставляли за дверь, и он погибал. Жизнь ребенка никак законом не ограждалась.

Далее. Тысячи людей смотрели на бои гладиаторов. Люди умирали, а это было лишь зрелище. Жизнь гладиатора ничего не стоила – ведь он был рабом. И все это происходило в самом цивилизованном и правовом государстве того времени. И вот в этом обществе с чуждыми нам нравственными нормами, с иным отношением к жизни, иными отношениями мужчины и женщины появляется Церковь Христова.

Вспомните, апостол Павел заявлял, что во Христе «нет ни мужского пола, ни женского» – они равны. Подобное заявление – нечто небывалое для того времени. Не было веры разделения на рабов и свободных, не было языковых или политических преград.

И даже деление на цивилизованный мир и варваров перестаёт существовать. Церковь постепенно уничтожала эти границы.

Несмотря на три века гонений, Церковь выжила. И наступил момент, когда первый из императоров (Константин) объявил о своей симпатии к христианству. С этого момента Церковь получила возможность легального существования. Тут впервые возник вопрос – оставаться ли Церкви такой, какой она была до Константина, или принять открывающиеся новые возможности. И в то время находились многие, кто говорил, что Церковь была чистой и свободной, лишь когда жила без подачек со стороны империи. И вот теперь она, принимая дары от Константина, становится как бы служанкой империи.

Нужно понимать, что это не так. Да, Церковь начала взаимодействовать с империей, да, ей приходилось идти на какие-то компромиссы. Если раньше люди шли в Церковь по велению сердца, то со времен Константина креститься начали многие, в том числе по иным соображениям – для получения благосклонности власти, «все так делают», и даже для получения каких-то выгод. Но вдаваясь в такие рассуждения, нужно всегда помнить один аргумент – мы не видим сердце человека.

Часто история рассказывает о тех, кто крестился ради выгоды, карьеры, но в процессе жизни их взгляды менялись. Они становились самыми настоящими христианами и даже мучениками за веру. И напротив, многие, кто поначалу крестились искренне, в момент испытаний отказывались от Христа, предавали его. Поэтому личностные отношения человека с Церковью и Богом - вопрос очень сложный.

Но с того момента Церковь действительно стала взаимодействовать с государством. И в каждом поколении людей возникал и возникает вопрос: что такое Церковь? Это небольшое количество избранных чистых людей, которые существуют в чистоте и святости отдельно от всех? Они никогда ничем не болели и не заболеют? Это закрытое в своей стерильности общество, которое не пустит к себе чужаков, чтобы ничем не заразиться?

Либо Церковь – это лечебница, больница, в которую приходят пораженные самыми разными болезнями? В больнице часто бывает не чисто – всякие вирусы, микробы, болезни. Люди все свои болячки приносят с собой, в том числе неприглядные. Они и приходят сюда для того, чтобы их вылечили, потому что Церковь открыта для каждого со всеми его проблемами.

Ответ очевиден. Но тогда вопрос – если Церкви предоставляется государством возможность выступать с проповедью, нести свое учение по всей вселенной, имеет ли смысл отказываться от этой помощи? Нельзя же думать только о себе, а остальные пусть погибают! В какой-то разумной мере сотрудничая с властью, Церковь может изменять людские нравы!

Те вещи, которые древним римлянам казались естественными и неизменными, для нас теперь кажутся абсолютно неприемлемыми. И это грандиозное изменение в сознании произошло за века при влиянии Церкви.

Да, это происходит медленно и постепенно, не сразу.

И вот мы приходим к сегодняшнему вопросу – нужно ли Церкви взаимодействовать с государством. Если мы откажемся от сотрудничества, то многие двери будут закрыты. Нас не пустят в тюрьмы, и тогда оступившимся людям некому будет покаяться, никто не поддержит их в желании изменить свою жизнь. Нельзя будет помочь военным в госпиталях и на поле брани. Откажемся от сотрудничества с Минздравом, и не будем иметь возможности прийти в больницы, чтобы причастить умирающих. А ведь на пороге смерти люди переосмысливают жизнь. Для кого-то это последняя возможность прийти к Богу.

У священников должна быть возможность приходить к таким людям ради того, чтобы донеси проповедь Христа до каждого человека.

И чтобы наше общество, законодательство стало немножечко более христианским, немножечко изменилось – для этого Церковь должна сотрудничать с государством.

Уже начиная с императора Константина – законы менялись в соответствии с христианской моралью: запрещалось распродавать по отдельности членов семей рабов, убивать рабов. Запрещалось иметь рабов-христиан, запрещалось ставить клеймо на лицо рабов – ведь это лик Божий. Супружеская неверность мужа уравнялась с супружеской неверностью жены. Все это выросло на заре сотрудничества Церкви и государства...

Из выступления профессора Александра Дворкина перед слушателями лектория при храме во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского г. Рязани

Подготовила Елена Пухова

Прочитано 1150 раз Последнее изменение Вторник, 02 Мая 2017 06:21
Другие материалы в этой категории: « О мнимых крыльях Мода на #религию »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены