shapka

Мир.Человек.Слово.

Чем больше проходило времени со дня смерти последнего единовластного правителя Руси Владимира Мономаха, тем чаще нарушался порядок восхождения на Киевский стол его потомками. Великое княжение, которое по праву должно принадлежать старшему в роде, стало предметом раздоров и братоубийственных войн между князьями.

«Блажен муж, не ходящий в совет нечестивых и не стоящий на пути грешных, не сидящий в собрании губителей; но в законе Господнем воля его, о законе размышляет он день и ночь! И будет он, словно древо, насажденное при потоках вод, что приносит плод свой во время свое, и лист его не отпадет; и во всем, что он ни сотворит, успеет. Не так – нечестивые, не так: но они – как прах, что сметает ветер с лица земли...».

Вопрос: Почему воскресное богослужение мы называем «литургией»? Что означает это слово?

Отвечает протоиерей Сергий Правдолюбов:

Со смертью Мстислава Великого наступила печальная эпоха для Русской земли. Князья из-за личных расчетов терзали междоусобием всю Русь. С этого периода из-за возрастающих усобиц в княжеской среде значение и уважение к княжескому имени на Руси стало быстро падать.

Вопрос: Кем был Христос – Богом или человеком?

Отвечает архимандрит Кирилл (Говорун):

Древнегреческий философ Сократ утверждал: «Человек поступает дурно исключительно по незнанию. Ведь каждый из нас стремится к благу и никто не желает зла самому себе». Беззаконие совершается там, где не знают о его последствиях. Так, слабый шахматист, делая один неважный ход за другим, сам уменьшает вероятность победы и по собственной воле идет к поражению. Но едва ли это делается нарочно, ведь каждый игрок стремится выиграть. Остается предположить, что проигравший просто «не ведал, что творил», не умея достаточно ясно увидеть перспективы совершенного им хода.

Воодушевление христианской верой, которое охватывало весь русский народ и отдельных граждан на всем историческом пути России, особенно ярко проявлялось в жизни его правителей.

Средневековый человек, попади он в наше время, несомненно, удивился бы характерной причуде эпохи: общество, возведшее потребление в культ, отказывает в доверии духовенству и воинству, заметив с их стороны даже самую скромную попытку приобщиться к роскоши. В то время роскошь и праздность, наоборот, считались исключительным правом аристократии.