shapka

История Христианства

Второй период развития Константинопольского Патриархата связан со всё более обостряющимися отношениями с Римом, претендовавшим на гегемонию в христианском мире: Римский епископ требовал присвоения себе первенства авторитета в Церкви, а Восточные Патриархи стояли на позициях принципа соборности в Церкви. В результате этих расхождений сложились две принципиально отличные экклезиологии (отрасли христианского богословия): восточная и западная. 

После разрыва отношений между Западной и Восточной Церквами, не раз возникали попытки их примирения. Однако главным камнем преткновения был вопрос о первенстве римского епископа. Если для Востока примат Римской кафедры оставался нравственным понятием и опирался на церковное предание, то Запад воспринимал первенство юридически.

Древняя Русь, как и Византия, в XIII-м веке испытала на себе удары крестоносцев. Еще в 1207 году папа Иннокентий III, воодушевленный захватом Константинополя, обратился к русским князьям с посланием. В нем он описывал Византию в самом жалком виде, уверяя, что церковная зависимость от этой униженной нации недостойна славного русского народа. Он призывал Русскую Православную Церковь, называя ее «дочерью», «вернуться к своей матери — Церкви Римской». Однако папское послание осталось без ответа. Сначала междоусобная брань не давала князьям задуматься о судьбе Церкви, а затем и страшное нашествие монгольских кочевников.

«Пало иго монгольское на землю русскую, и покорилась ему Русь», — восклицает летописец. Тяжелые дни наступили для тех, кто уцелел. И в это страшное время проявляется вся любовь русского народа к Богу, верность Его Церкви. Все прекрасное, что было раньше затоптано проявлением взаимной вражды, теперь явилось в чудном свете верности Богу и любви к людям, не только у простого народа, но и у его князей.

Русская земля слабела от нескончаемых войн, которые вели удельные князья между собой. В этих междоусобицах заглушался голос совести, ни во что вменялись клятвы, а общерусское единство приносилось в жертву частным княжеским стремлениям. Видя такое несогласие, народ перестал уважать княжескую власть. Все чаще можно было встретить своеволие и мятежи посадских людей против неугодных им князей.

«Сегодня непоколебимая стойкость греческой церкви…, невзирая на гнет и насилие со стороны турок, а также на обольщения и наслаждения мира сего, есть подтверждение не менее убедительное, нежели чудеса и сила, явленные ею при ее начале. Поистине изумительно видеть, с каким упорством, решительностью и простодушием неграмотные бедняки отстаивают свою веру», ― эта сохранившаяся путевая записка 1679 г. принадлежит сэру Полу Рико, посетившему Константинополь в XVII веке. 

История развивается «по спирали» и, как верно заметил писатель Лион Фейхтвангер, трагедия в повторном витке превращается в драматический фарс. Всего 563 года назад 29 мая 1453 года произошло, пожалуй, самое трагическое событие в Византийской истории: под натиском войск турок-османов пал Константинополь…

Самая печальная страница в истории крестовых походов та, которая повествует о четвертом из них. Этот крестовый поход вышел за рамки освободительного движения Святой Земли. Он показал, что жажда наживы и власти затмили собой религиозные лозунги и освободительные цели первых походов. Более того, крестоносцы, разбив своих же братьев христиан, основали на обломках Византийской империи новое латинское государство.