shapka

Человек в Церкви

После выхода в свет сборника поэм о рязанских святых «Жития святых, в земле Рязанской просиявших» произошли удивительные события.

Если Церковь раздаст все свое имущество, то все равно останутся бедные. Если все батюшки станут есть овсянку и запивать ее водой, то все равно останутся бедные. Накормить всех бедных, убогих, больных и жителей развивающихся стран невозможно в принципе. Не хватит ни ресурсов, ни экономики, ни людей, чтобы находить и доставлять им все необходимое. Бедные есть и будут. Есть и будут тюрьмы, армии и война. И батюшки на овсянке ничего не решают. И батюшки на «Тойота РАВ4» тоже ничего не решают.

Рассказ-быль полковника Андрея Орехова о поисках могилы деда – репрессированного священника Рязанской епархии Дмитрия Орехова, служившего в Ходынино и скончавшегося в лагерях. Поиски привели автора в Кировскую область на заброшенную станцию Фосфоритную, где ему неожиданно довелось воспользоваться гостеприимством сборщика ягод Толика, прятавшегося от призыва, и пообщаться со стариком ― сыном лагерного охранника, тоже бывшим охранником. Начало истории можно прочитать ЗДЕСЬ.

Некоторым людям кажется, что Бог молчит. Что ничего не происходит, когда совершаются преступления и злодеяния. Есть такие, которые думают, что могут творить зло безнаказанно. Но сегодня я расскажу историю, которая занозой сидит в моем сердце. Она страшна, мучительна, но для тех, кто пережил что-то подобное, может оказаться спасительной.

За последние два века бабушки в нашей церкви стали уже неким характерным, отличительным элементом. В прошлом веке именно они сохранили нашу веру, пронесли ее через время гонений, и мы им этим обязаны. Но, к сожалению, в наше время некоторые из них оказывают совсем другое влияние. Тому пример – некоторые эпизоды из моей жизни.

Продолжение (начало ЗДЕСЬ) рассказа о поисках места, где доживал в заключении и был похоронен дед автора – священник Рязанской епархии Дмитрий ОРЕХОВ, репрессированный в 1938 году по 58 статье. До своего ареста отец Дмитрий, потомственный священник, служил в церкви села Ходынино, преподавал Закон Божий. Был отцом пятерых детей, вел крепкое хозяйство. Супруга его, Евгения Михайловна, происходила из священнического рода Арбековых. Поиски привели автора в Кировскую область, на заброшенную станцию Фосфоритную.

«Духовной жаждою томим, - пишет Пушкин в своем бессмертном «Пророке», - в пустыне мрачной я влачился…» Эти слова поэта – диагноз и приговор современной нам техногенной цивилизации. Кажется, никогда мир не был настолько сыт, настолько технически развит и комфортен для человека. Но посреди изобилия супермаркетов, среди гула поездов и самолетов, в паузах между хохотом телевизионных ток-шоу он ощущает страшное одиночество и пустоту.

Продолжение рассказа о поисках места, где доживал в заключении и был похоронен дед автора – священник Рязанской епархии Дмитрий ОРЕХОВ, репрессированный в 1938 году по 58 статье. До своего ареста отец Дмитрий, потомственный священник, служил в церкви села Ходынино, преподавал Закон Божий. Был отцом пятерых детей, вел крепкое хозяйство. Супруга его, Евгения Михайловна, происходила из священнического рода Арбековых. Поиски привели автора в Кировскую область, на заброшенную станцию Фосфоритную.