shapka

Человек в Церкви

Своих «Братьев Карамазовых» Достоевский пишет как «историю одной семейки». В главных персонажах, связанных кровными узами, должна уместиться Россия с точки зрения психологических типов.

Текущий год – это год столетия великих потрясений в нашей стране. Год революции, государственного переворота, начала конца великого государства, которое называлось «Российская империя».

В начале сентября 1910 года в деревенском храме Сапожковского уезда Рязанской губернии венчались счастливые молодые люди Анна Гиацинтова и Павел Флоренский. Тогда мечты молодоженов были чисты и безмятежны. Конечно, они и не предполагали, как изменится судьба России и, соответственно, их судьба уже через семь лет. Но одно они знали заранее, что будут верны друг другу и в горе и в радости.

Влюбляется человек в женщину (или женщина в мужчину – все равно), которая не отличается ни красотой, ни благим нравом, ни смирением, ни иными добродетелями. Друзья и родственники в унисон кричат: она такая-сякая, с ней и водиться нельзя, не то что жениться. А человек любит беззаветно и глаз от своей любви отвести не может; носит ее на руках, пушинки с одежды сдувает. Он совершенно счастлив с ней до конца дней своих! И он прав, конечно, потому что любит.

Подрясник как плащ философа, причины разочарования в Церкви и поражение в споре как отличная новость – об этом и многом другом говорим с иеромонахом Симеоном (МАЗАЕВЫМ). Отец Симеон – кандидат философских наук, преподаватель Московской Духовной академии, яркий публицист.

Зачем нужна теология, когда есть история, философия и религиоведение?

Воскресное утро семьи Монастыревых почти всегда начинается с поездки в Борисково. Село расположено на расстоянии около 34 км к северо-востоку от Рязани. В конце XIX века здесь была построена деревянная церковь Введения Пресвятой Богородицы. В 1938 году церковь была закрыта, но в 40-х годах здесь снова стали проводить службы. С тех пор храм больше не закрывался.

Когда я была маленькой, мне всегда говорили: «Помни, ты не одна, гордись своей фамилией, за ней целая история, судьба целого поколения». Раньше я не понимала этих слов, но когда не стало бабушки, мир для меня перевернулся, как будто исчез центр моей вселенной.