shapka

Четверг, 14 Марта 2024 09:22

Евангелие от Иоанна: Пролог

Оцените материал
(0 голосов)
Евангелие от Иоанна: Пролог Фото: Марина Стротова

Мы начинаем серию публикаций с подробным — шаг за шагом — комментарием Евангелия. Комментирует евангельский текст Митрополит Рязанский и Михайловский Марк. Сегодняшний текст посвящен части Пролога Евангелия от Иоанна — вступительным стихам первой главы.

Начало пролога Евангелия от Иоанна напоминает нам первые строки книги Бытие (первой книги «Ветхого Завета» и вообще всей Библии — ред.). Так же, как и первая книга Моисея, труд апостола любви начинается с выражения «в начале».

В начале было Слово

Употребив в качестве первой фразы начальные слова книги Бытие, автор проводит очевидную аналогию между первой книгой пророка Моисея и своим трудом. Но содержание этого выражения у пророка Моисея и апостола Иоанна Богослова различается кардинально.

Употребляя выражение «в начале», бытописатель начинает этими словами историю сотворения мира. «В начале» пророка Моисея — это отправная точка происхождения мира. Мир творится во времени. Мир творится вместе со временем. И первая книга Библии описывает основные вехи этого процесса: «в начале сотворил Бог небо и землю…» Вслед за этими общими словами, бытописатель говорит о том, как происходил процесс творения мира. В начале каждого этапа мы видим выражение: «и сказал Бог». Для сотворения мира Богу достаточно сказать слово. И это слово несет в себе творческую силу.

Евангелист Иоанн употребляет выражение «в начале» совсем в другом значении. «В начале» у Иоанна никак не связано с процессом сотворения мира. «В начале» — это не временная точка отсчета. В начале — это то, что было до сотворения мира, до начала земной истории. Итак, что же было «в начале», до того, как был сотворен наш мир?

«В начале было Слово», — отвечает нам Евангелие. Термин «Слово» — это греческое существительное «Логос». В Евангелиях мы неоднократно встречаемся с этим понятием. Причина его частого употребления заключается в распространенности термина, а также в его многозначности. В русском языке мы часто употребляем термин «слово», однако в греческом «логос» — это гораздо более объемное понятие. Логос — это и просто слово, и мудрость, и учение, и даже отчет.

В Евангелиях мы встречаемся главным образом с двумя значениями термина «логос». Основное значение — это логос как просто слово. Как, например, в эпизоде с исцелением слуги сотника. Сотник говорит Спасителю: «Господи! Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово (в тексте — «логос»), и выздоровеет слуга мой» (Мф. 8, 8).

Во многих других местах Евангелия термин «логос» означает не просто слово, но учение Христа. Например, такой смысл имеет термин «логос» в притче о сеятеле (Мф. 13, 9) и во многих других евангельских эпизодах.
А вот в Прологе у Иоанна Богослова термин Логос единственный раз во всем Евангелии употребляется совсем в другом смысле. Логос в Евангелии от Иоанна — это Вторая Ипостась Святой Троицы. Логос — это Иисус Христос до Своего Воплощения. Об этом свидетельствует вторая половина первого стиха Евангелия: «и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин.1, 1).

 

Оно было в начале у Бога

Эти слова Евангелия исключают всякую возможность восприятия Иисуса Христа как только человека. Как человека, получившего особую божественную силу, — именно так воспринимали Христа последователи ереси Ария.

Возникает вопрос: почему в Евангелии для обозначения Второй Ипостаси Святой Троицы употребляется именно термин Логос?

В истории греческой философии понятие «логос» имеет свою продолжительную историю: истории этой около шестисот лет. При этом значение понятия «логос» у разных мыслителей не было одинаковым. В ряде философских течений это понятие имеет исключительно важное значение.

Такое особое значение логос имеет в философии Гераклита. Согласно Гераклиту, логос — это «вечно живущий, вечно горящий огонь, который является первоначалом всего». Таким образом, логос воспринимается у Гераклита как первооснова бытия.

Понятие «логос» активно использовали в своей философии стоики. Они воспринимали логос как мировую разумно-творческую сущность.

В эпоху эллинизма попытку осуществить синтез между библейским Откровением и греческой философией предпринял Филон Александрийский. По мысли Филона, логос воспринимается как посредник между «первым Богом» – творцом и «третьим богом» – тварной природой. Поэтому он именуется «вторым богом», «первосвященником», «единородным Сыном Божьим».

Итак, ко времени написания Евангелия понятие Логос уже имело свою продолжительную историю и свое содержание, связанное с процессом творения мира.

Называя Вторую Ипостась Святой Троицы Логосом, евангелист пользуется понятийным аппаратом, близким для его современников.

Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть

Мысль Евангелия совпадает с описанием творения в книге Бытие. Более того, слова евангелиста раскрывают смысл слов пророка Моисея. Бытописатель многократно повторяет описание творческого акта Бога: «и сказал Бог». Иоанн Богослов раскрывает содержание написанного в книге Бытие с точки зрения учения о Святой Троицы.

Бог творит мир через Свое Слово. Слово Божие — это не безличный звук или отвлечённое понятие. Слово Божие наполнено конкретным содержанием, которое было недоступно людям Ветхого Завета. Слово Божие есть Сын Божий, Вторая Ипостась Святой Троицы. И Логос есть Тот же Самый Бог, Который совершает в начале истории творение мира, описанное в книге Бытие.

Употребление двух библейских выражений из первой книги Моисея имеет еще один важный смысл. Книга Бытие содержит рассказ о творении Богом мира и человека.

Употребление в Евангелии от Иоанна ключевых терминов из книги Бытие несет для читателя важное послание: Евангелие также представляет нам рассказ о творении. Оно содержит рассказ о новом творении человека.

И это творение — духовное перерождение человека, — как и первое творение, описанное в книге Бытие, творится Логосом — Словом Божиим. Только в отличие от первого творения, Логос совершает новое творение уже после Своего воплощения.

В Новом Завете Божественный Логос именуется Иисусом Христом. Христос — это греческий вариант термина Мессия. С точки зрения оппонентов Спасителя, Мессия — это только человек. Человек, получивший особый божественный дар. Отсюда проявления вражды со стороны современников Христа, когда Он начинал говорить о Своей связи с Небесным Отцом.

Однако еще пророк Исаия писал о Божественном Слове: «Как дождь и снег нисходит с неба и туда не возвращается, но напояет землю и делает ее способною рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, — так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55,10-11). Интересно, что даже в Талмуде есть слова о существовании имени Мессии до творения мира.

В Нем была жизнь

Логос, как Творец мира, является подателем жизни. Слово «жизнь» в Евангелии от Иоанна является одним из ключевых понятий. Жизнь в четвертом Евангелии предполагает не просто биологическую активность.

В греческом языке слово «жизнь» обозначается с помощью двух терминов: «виос» и «зои». Первое понятие означает жизнь в ее конкретных проявлениях. От этого слова произошло целое направление в науке: биология. Второй термин означает жизнь как более общее, фундаментальное понятие.

В Евангелии от Иоанна это слово приобретает особый смысл. Жизнь (зои) — это синоним того, что в синоптических Евангелиях (т.е. в остальных трех Евангелиях: от Марка, Матфея и Луки — ред.) называется Царством Небесным. Не случайно в конце повествования Иоанна Богослова мы читаем такие слова о цели написания Евангелия: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь (зои) во имя Его» (Ин.20, 31).

И жизнь была свет человеков

В самом начале Евангелия от Иоанна Божественное Слово употребляется вместе с понятием «жизнь», а также с образом света. Оба этих слова имеют особое значение в устах апостола Иоанна Богослова. Жизнь — это не просто земное бытие. Жизнь — это жизнь с Богом, которая является целью человека.

То же самое можно сказать и о слове «свет». Речь, конечно, идет совсем не о физическом свете. Свет в Евангелии имеет совсем другой смысл. Смысл духовный, смысл символический. В дальнейшем повествовании Сам Христос говорит о Себе, как о свете: «Я свет миру». Человек в своем бытии призван стремиться к божественному свету. Приобщение к свету сопряжено с идеей следования за Христом: «кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин.8,12).

И свет во тьме светит, и тьма не объяла его

Таким образом, начало Пролога Евангелия от Иоанна посвящено Божественному Логосу, Второму Лицу Святой Троицы. Рассказ о Слове Божием евангелист продолжает затем в стихах с девятого по восемнадцатый.

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк

Прочитано 134 раз Последнее изменение Среда, 06 Марта 2024 09:27

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены