Версия для печати
Четверг, 10 Октября 2019 11:05

Благоговение

Оцените материал
(1 Голосовать)
Благоговение ryazeparh.ru

Однажды старенький священник сказал мне, тогда еще начинающему алтарнику: «Без благоговения в храме нечего делать. Представь себе, что у тебя в руках круглый аквариум с золотыми рыбками. Или большая банка с муравьями. Не дай Бог руки разожмутся – и тогда все, беда…» Что он имел ввиду?

А говорил он о том чувстве, которое охватывает человека, который в первый раз видит южное ночное небо, усыпанное миллионами звезд. Это небо всей своей беспредельностью словно обваливается на человека. И человеку одновременно и страшно, и дух захватывает от невероятной красоты. Как писал Ломоносов:

Открылась бездна, звезд полна, 

Звездам числа нет, бездне – дна

Другой поэт – Гавриил Романович Державин – замечательно выразил этот священный ужас в стихотворении, которое было в год написания переведено на все европейские языки. Будучи чиновником императрицы Екатерины Великой, Державин много путешествовал. Ночевать приходилось на почтовых станциях и в трактирах. Однажды его, усталого и измотанного, мучила бессонница. Он стал молиться. И вдруг в ослепительном сиянии внутреннему взору поэта явился Некто. Державин мгновенно схватился за перо:

О Ты, пространством бесконечный, 

Живый в движеньи вещества, 

Теченьем времени предвечный, 

Без лиц, в Трех Лицах Божества! 

Дух всюду Сущий и Единый, 

Кому нет места и причины, 

Кого никто постичь не мог, 

Кто все Собою наполняет, 

Объемлет, зиждет, сохраняет, 

Кого мы нарицаем — Бог… 

Эти строки вплотную приближают человека к тому чувству, которое охватывало ветхозаветных пророков. «Горе мне! - восклицает Осия. - Как могу я, грешный, видеть святость Божию!» На горе Хорив Илия с ужасом накрывает голову плащом, чувствуя приближение Силы и Славы Божьей. Моисей не может зреть Всевышнего «лицом к лицу», а потом, после явления ему Бога на Синае, израильтяне не решаются взглянуть в лицо самого Моисея – так оно сверкает и сияет. Многострадальный Иов кидает Небу страшные своей прямотой вопросы о несправедливости мира, о зле, смерти и ужасе повседневной жизни. Но смолкает он не от благочестивых рассуждений друзей, даже не от того ответа, который дает ему Бог, нет. «Теперь мои глаза узрели Тебя, Господи, - восклицает страдалец. - А потому отрекаюсь я от слов своих и раскаиваюсь в прахе и пепле!»

Теофания, явление Божие, издревле явлось и является ответом на все человеческие вопросы. Одновременно священный трепет перед лицом Божьим был и остаётся одним из главных утешений человека. Ведь, как сказано у евангелиста Иоанна, «Бог – есть Любовь». Перед нами опытное познание Бога, Который открывается как Личность и как Любовь. 

Даже отношение между мужчиной и женщиной, любовь человеческая начинается не с плотской страсти, а с чувства благоговения и робости перед другим человеком. Может быть, ты видел свою будущую жену сотни раз по дороге домой или на работу, но однажды вдруг увидишь ее по-особому, особым взглядом, в особом почти ангельском свете. Ты зришь ее в том отблеске божественного сияния, которое было на человеке в Раю. Любимая стала для тебя новым человеком. И первое чувство к этому новому человеку – благоговение. А с благоговением приходит страх – боязнь обидеть или задеть любимого человека.

Нечто подобное испытывает христианин при первой своей первой встрече с Богом. Без этой личной и сокровенной встречи не может быть религиозной жизни. Можно от корки до корки вызубрить все учебники по теологии, можно отстоять тысячи Литургий. Но если встречи с Богом не состоялось, если человек в глубинах своей души не встретил Бога как Свет, Личность, Путь, Истину и Жизнь – всё это будет напрасной тратой времени. Христианство – не сборник законов или заповедей, не клуб по интересам и патриотическое объединение, не концертный зал или картинная галерея. Христианство – Сам Христос, Распятый и Воскресший. Христианство – прежде всего встреча человека и Христа. И часто эта встреча Бога и человека – Встреча с большой буквы – начинается именно со священного трепета, с благоговения перед святостью Божьей. Именно об этом говорит премудрый Соломон: «Начало Премудрости – страх Господень».

благоговение2ryazeparh.ru

Апостолу Петру тоже пришлось пройти через этот священный ужас. Он уже был призван Христом в число ближайших двенадцати учеников. Ему по-человечески нравился Иисус, Петру были близки Его слова и поступки. Но только спустя некоторое время произошло событие, которое сделало его воистину апостолом Христовым. Однажды Иисус воспользовался лодкой Петра для проповеди. Народ теснился на берегу, а Христос, чтобы не быть затертым толпой, разговаривал с людьми с воды. Рыбаки – есть рыбаки. Пока Учитель проповедовал, они с некоторой тоской поглядывали на спокойную гладь Генисаретского озера. Сколько рыбы можно было поймать! Утро – точно пропало для рыбалки. Вдвойне обиднее было потому, что проведенная накануне ночь не принесла ничего.

Иисус почувствовал это настроение учеников. «Отплывите на глубину, - сказал Он, - и закиньте сети».

Ученики видели, что день не задался, но послушались Учителя. Дальше произошло нечто невообразимое. Сеть мгновенно заполнилась добычей так, что начала рваться. Пришлось звать соседей. Даже совместными усилиями вытащить такой улов не удавалось, лодки под тяжестью рыбы начали черпать боками воду. Но как? Почему? Они – опытные рыболовы, профессионалы своего дела. Каким образом Учитель мог увидеть рыбу за блестящей гладью озера? Это просто невозможно! Или Он приказал рыбе плыть в их сеть? Радость перед богатым уловом постепенно сменилась страхом. Перед ними была тайна, сверхъестественное событие. И лучи этой тайны сходилась как в фокусе – на фигуре Христа. 

Общее чувство выразил Петр. «Выйди от меня, Господи! – воскликнул он, упав на колени, - Потому что я человек грешный». «Не бойся, - ответил Петру Христос, - отныне будешь ловить человеков». «И тогда, - продолжает повествование евангелист Лука, - они вытащили лодки на берег. И оставив весь улов, последовали за Иисусом» (Лк.5:1-11). 

Благоговение, этот "страх Божий" перед тайной Господней, еще конкретнее выразит Петр в дальнейшем: «Куда идти нам?.. Ты – Христос, Сын Благословенного».

Время – неверный союзник человека. Время помогает людям становиться лучше и учиться на ошибках. Именно благодаря времени человек может возрастать в Боге. Но одновременно, за годы и годы многое тускнеет и стирается из памяти. Может начаться духовный регресс. И вот уже человек утрачивает остроту того благоговения перед святыней и тот «страх Божий», который был в начале его христианской жизни. Краски икон тускнеют, страницы Евангелия не вызывают былого вдохновения, а храм становится просто одной из сторон жизни. Певчие приходят на клирос, как на работу. Алтарники входят в алтарь, словно на собственную кухню. И что греха таить – священники повторяют заученные фразы Литургии, особо не задумываясь об их смысле и забыв о трепете сердца. Но что может быть выше Литургии, когда Сам Христос дает Себя «в снедь верным»? «Сие есть Тело Мое, Сия есть Кровь Моя…»

Может быть, поэтому так важно мысленно снова и снова возвращаться к самому началу собственной веры, к этому чувству «первой любви», к самому истоку – к тому первому горению, который охватывает уверовавшего человека.

Ведь все это было! Пусть в то время ты мало что понимал на церковно-славянском языке, но службы пролетали на едином дыхании. Молитва лилась из глубин души неудержимым потоком, она была свободна, словно дыхание ребенка. А исповедь и Причастие переживались как самое важное в жизни... 

Всё это вернётся, обязательно вернется! Ведь, как сказал блаженный Августин, «Душа человеческая мается и мятется, пока не успокоится в Тебе, Господи». Господь – начало и конец каждого человека, Альфа и Омега жизни христианина. Царство Божие, как сказано в Евангелии, «нудится» - берется силой. Стучащему – обязательно отверзется, просящему – дастся, а ищущему – откроется. Только надо не только стучать, просить и искать. Надо дать Богу право промолчать, не навязывая собственные «хотелки» здесь и сейчас. А еще - попытаться вернуть в душе чувство того, уже забытого, уважения к Богу и священного страха обидеть Его Любовь. Надо слушать не только себя, но и Его. 

Если это у нас получится, то тогда закинутый в мутные воды жизни невод принесет богатый улов. Пастырь снова станет «ловцом человеков», а христианин – апостолом Христа. Без благоговения не бывает духовного восхождения. Благоговение - начало Спасения. Ведь Господь вручил нам в руки не банку с муравьями или золотыми рыбками. Он отдал – Свою Любовь, Свое уважение к нашей свободе и Свою веру в нас, как людей. В конечном итоге – Он отдал нам Самого Себя. И как ты - лично ты - распорядишься этим Даром?

Александр Ильинский

* * * 

Когда наступит наша череда 

И смерть покончит с суетой земною, 

С чем умирает – с тем и навсегда 

Останемся наедине с собою.

 

Всё очень просто, выбор не велик: 

Коль прожил с Богом – остаёшься с Богом, 

А если жить хотением привык, 

То не ропщи на Провиденье строго.

 

Что через день – зачем о том гадать – 

Довольно дню сегодняшней заботы. 

На то даётся сердцу благодать, 

Чтоб не оставить сердце без работы.

 

Спеши, спеши, всё ближе тот порог, 

Который в даты превращает – годы. 

Дар вечности и странный дар свободы 

Сумел ты понести или не смог?

Прочитано 262 раз Последнее изменение Суббота, 12 Октября 2019 08:41
1