shapka

Паломничество

Дорога к церкви Тихвинской иконы Божией Матери лежит через бескрайние поля Рыбновского района. Несколько сотен лет человек засеивал и обрабатывал эти поля, словно заплатки, налепленные одни за другими. Однако природа, как самый талантливый художник, всегда вносит в ровную гладь полей свои штрихи. Где-то однотонный фон разбавлен белизной ромашек, а на некоторых зеленых холстах полей появились яркие соцветия желтой горчицы, фиолетовых люпинов и розового иван-чая. 

Совсем недавно, 15 лет назад, на окраине села Шостье Касимовского района рядом с полуразрушенными зданиями было большое ромашковое поле. А сейчас раскинулся монастырский городок с монашескими кельями, небольшим Успенским деревянным храмом, помещениями для круглогодичного проживания воспитанниц пансиона-приюта, который официально называется «Служба помощи семьям и детям», скотным двором и конюшней. Насельницы обители не только сами обрабатывают землю, но и привлекают селян для работы на современной технике.

До революции при планировке любого города лучшие места выделялись для постройки храмов. И, как правило, улица, ведущая к храму, или проходящая рядом с ним, именовалась по его названию. Так было и в Рязани.

Топонимика Рязанского края складывалась постепенно на протяжении многих столетий, и для неё характерно большое разнообразие названий. Но, тем не менее, можно выделить всего несколько основных принципов в наименовании мест проживания людей. И одним из важнейших было отражение христианских названий в топонимах.

Есть уголки России, в которых как бы сконцентрированы разного рода достопримечательности и судьбы великих ее сынов. В Рязанской области это – Старожиловский район.

Как-то в храме один знакомый священник дал мне фотографию петербургской старицы Матроны-Босоножки, привезенную ему из города на Неве духовными чадами. Босая зимой и летом, с посохом в руках, в легком белом одеянии, она была похожа на ангела. Я подумала, что батюшка подарил мне фото, но через несколько минут он попросил его вернуть. С сожалением отдала снимок – образ старицы, о которой я никогда раньше ничего не слышала, мгновенно запал в сердце...

Первая поездка в Иерусалим в конце минувшего года стала настоящим духовным уроком, который преподал мне Господь. Как любящий Отец Он вразумлял, исправлял и воспитывал.

«Я видел Соловецкие острова – с Анзерской горы, Заволжье – с откоса в Нижнем, панораму Урала – с Растеса, Заднепровье – с Киево-Печерских высот. … Но если бы теперь мне еще раз пришлось полюбоваться на эту громадную картину с меловых скал Святогорских, я, несомненно, многое забыл бы ради нее», – писал в своих путевых очерках об Успенской Святогорской Лавре В.И. Немирович-Данченко.