shapka

Пятница, 10 Декабря 2021 12:42

Сердце, горящее Богом: памяти схиархимандрита Власия (Перегонцева)

Оцените материал
(1 Голосовать)

Советского мальчика называют «попёнком» и «монашком», а он не озлобляется и не теряет веру… Советского студента-медика за посещение храма предаёт невеста, затем отчисляют из института, а он не сломался и не отвернулся от Бога… Даже в монастыре, найдя по душе пристанище келейником духоносного старца, он всю свою оставшуюся жизнь не имел покоя. Наверное, потому, что не искал его.

Что давало силы будущему духовнику Рождества Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря схиархимандриту Власию от юности сохранить себя для подвижнического служения Господу и людям?

До 10-летнего возраста его воспитывала родная бабушка, ставшая монахиней. Именно под покровом её молитв и росла, укреплялась в благочестии, несмотря на все скорби и нападки, юная натура внука. Батюшка Власий сам говорил об этом не раз, с благодарностью и благоговением вспоминая свою бабушку. Тайну происхождения своего молитвенного делания он как бы случайно приоткрывает вполголоса, в полфразы: «Горение было с детства…»

Это горение и любовь, думаю, ясно чувствовали многие сотни и тысячи людей, стоявшие часами, а иногда и днями в очереди на приём возле его кельи. Горение иногда до боли в сердце, когда ты приезжаешь в одном состоянии, с мучающими и разрывающими душу вопросами, а уезжаешь совсем иным – укреплённым и перерождённым. Как одна ярко горящая свеча может своим огнём зажечь множество и множество других, до поры мёртвых и холодных, так и схиархимандрит Власий растапливал и зажигал огнём Божией любви наши ледяные каменеющие сердца.

Несколько случаев, когда прозорливость батюшки проявлялась явным образом…

Это было в 2003 году. После окончания учёбы решался вопрос, где мне трудиться. Неоднократно настойчиво предлагали очень престижное и перспективное место, а желание было идти туда, где тяжело и плохо. Было ясное чувство, что там я буду нужнее. Но начальство категорически не принимало моего желания, мол, только дураки отказываются от такой шикарной возможности, да и за меня всё уже решили. А батюшка однозначно благословил на второй вариант. На распределении руководство неожиданно для всех согласилось с моим мнением. Много-много Божиих людей и событий мне встретилось потом в этом «непрестижном» Божием месте.

Очередная поездка к батюшке открыла Божию волю, помогла мне разглядеть свою будущую жену.

Наша старшая дочка, еще будучи в животике у мамы, была очень активная и вертлявая. Мы её так и прозвали – «футболистик». Только заходит непраздная Татьяна на порог батюшкиной кельи, как слышит: «Вот какого мне ''футболистика'' привезли!»

Нашему младшему четвертому ребёнку батюшка сам выбрал имя – Вячеслав. А через несколько дней радовались всей семьёй, особенно бабушка Славика, моя мама – Людмила. Оказывается, святой благоверный князь Вячеслав Чешский был внуком мученицы Людмилы, первой чешской святой!

Захарченко о Власий

Бывало и такое, что стоишь возле кельи в очереди, читаешь, как это принято, Псалтирь, а в руке список, в котором десяток-полтора острых вопросов. Доходит до тебя очередь, а вопросы как-то сами по себе и отпали. Как будто кто-то тебе на них уже ответил. Просто нет вопроса, и ты уже знаешь, как поступить. Заходишь в келью просто под благословение, прикоснуться к дорогому батюшке. Удивительно!

Как-то приезжаю к батюшке, а он начинает меня целовать, как родного, в лоб, в нос, всё лицо исцеловал и приговаривал: «Мой любимый!» Я в совершеннейшем смущении. Растерялся. Никогда еще такого не было! И только теперь, много лет спустя, после того как я простоял несколько часов у его гроба на всенощной и Литургии, до меня дошел смысл произошедшего. Смотрю, как люди, повторно отстояв огромную очередь, целуют батюшкину руку, прикладываются к кресту, схимнической скуфейке. А я приложился только один раз. Очень скорбел, что не успел подойти повторно, – началось отпевание. И тут в памяти ярко всплывает картина, как он меня по-родственному расцеловал. Вот так батюшка утешил из прошлого в настоящее! А в минуту написания этих строк со шкафа передо мной падает проспектик с батюшкиного 85-летнего юбилея в 2019 году. Оборотной стороной, на которой фотография, которую я не заметил. Очень добрая и с хитринкой улыбка!

Даже сам день смерти батюшки и день его похорон – свидетельство праведной жизни и великой милости Божией к батюшке! Умер на Казанскую, в праздник Божией Матери, которую он так любил и почитал. А похороны были на Димитриевскую родительскую субботу, когда во всех уголках мира в православных храмах совершалось особое заупокойное богослужение.

На прощание с батюшкой – огромная очередь, тысячи людей, полиция и крепкие ребята поддерживают порядок, пытаются не допустить давки. Священники, болящие, люди с маленькими детьми пропускаются с отдельного входа. Так бывает, когда в какой-либо храм в крупном городе привозят святыню. Много слёз, душа не соглашается с потерей. Эти тысячи людей, видимо, малая часть из тех, кого батюшка укрепил в вере, кому в безвыходной ситуации помог советом, молитвой исцелил душевные или физические недуги, помог создать и сохранить семью. И об этих чудесных случаях, о горячей батюшкиной любви к Богу и людям, не сомневаюсь, в своё время ещё много скажут и напишут книги.

Многие святые очень помогали людям во время своей земной жизни. А по отшествии ко Господу их помощь поистине становилась безграничной! Раньше батюшка Власий зажигал верой сердца людей, приезжавших к нему, общавшихся с ним. А теперь достаточно лишь только вспомнить о нём… Хоть и слёзы начинают душить, но сердце начинает гореть так, как будто ты находишься рядом с батюшкой в его келье. Это чувствуется явно!

Батюшка Власий, моли Бога о нас!

Василий Захарченко, газета "Благовест"

Прочитано 90 раз Последнее изменение Среда, 08 Декабря 2021 09:48

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены