shapka

Четверг, 26 Августа 2021 07:12

Духовный наставник, близкий человек и "добрый инспектор": к 15-тилетию со дня кончины митрополита Симона (Новикова)

Оцените материал
(1 Голосовать)

В 2021 году исполняется 15 лет со времени кончины митрополита Рязанского и Касимовского Симона (Новикова). Он упокоился 1 сентября 2006 года в Николо-Бабаевском монастыре на 79-м году жизни. Ярославская земля, в пределах которой расположена эта обитель, является малой родиной владыки. А Рязанский край, где он более 30 лет возглавлял одну из древнейших епархий Русской Православной Церкви, стал для него, без преувеличения, второй родиной.

О любимом пастыре вспоминают миряне и священнослужители, которым довелось общаться с владыкой Симоном.

 

В Троице-Сергиевой Лавре

После зачисления в братию Троице-Сергиевой Лавры меня назначили келейником к архимандриту Виталию (Мешкову), который преставился в 2014 году. Батюшка постоянно ходил на все братские молебны, не пропустил ни одного. Он рассказал мне, что такую ревность приобрел после явления ему преподобного Сергия Радонежского. Однажды в связи с занятостью на послушаниях он попросил у отца Кирилла (Павлова; 1919-2017 гг.) благословения ходить на братские молебны не каждый день, и отец Кирилл по своей мудрой доброте благословил его посещать их три дня в неделю - в понедельник, в среду и в пятницу. После этого ночью (батюшка говорил, что это было первое утро, когда он решил не пойти на молебен) ему явился преподобный Сергий и стал его обличать, говоря: «Вы здесь все лентяи, один отец Симон меня любит, каждый день ходит на братские молебны и меня тем самым почитает». После этого видения отец Виталий бегом побежал на молебен и никогда их больше не пропускал. Когда он спросил об этом у келейницы отца Симона, та подтвердила, что отец Симон действительно каждое утро ходит на братские молебны, а когда болеет, служит их сам у себя в келье.

Другой наш старец - архимандрит Лаврентий (Постников), который умер в прошлом году, рассказывал мне, что отец Симон всегда поучал своих студентов-монахов, чтобы на братские молебны и на все богослужения ходили в полном монашеском облачении: в клобуке и в мантии. Отец Лаврентий всегда называл владыку Симона «Божиим человеком».

А еще один из отцов вспоминал, что владыка Симон, который тогда был инспектором в семинарии, приходил в аудитории за полчаса до вечерних занятий и рассказывал студентам духовное поучение, и все ребята слушали его затаив дыхание.

Отца Симона называли добрым инспектором. Когда к нему заходили студенты, он подавал условный знак: если он гладил свою бороду по направлению к себе, это означало, что студента не отчислят, а если от себя, то точно будут отчислять. Когда владыка Симон приехал в Рязань, там не хватало священников, и он говорил: «А я студентов отчислял из семинарии, сейчас хоть бы отчисленных взять и рукоположить».

В селе Стружаны Клепиковского района настоятелем храма Успения Божией Матери долгое время был протоиерей Василий Логвёнов (1927-2011 гг.). Я сам родом из Спас-Клепиков и был хорошо знаком с протоиереем Василием. Владыка Симон его рукополагал, а потом ездил к нему на исповедь и духовную беседу, всегда поздно вечером, чтобы не создавать ажиотажа среди прихожан, что владыка приехал.

Владыка был пострижен в монашество в честь преподобного архимандрита Симона Радонежского, ученика преподобного Сергия, и сам составил ему службу. Эта служба поется до сих пор ежегодно 23 мая, в день памяти преподобного Симона.

Когда митрополит Симон преставился, его имя в Троице-Сергиевой Лавре было внесено в братский синодик, и сейчас его поминают вместе с лаврской братией за каждым богослужением.
Такую любовь он снискал у преподобного Сергия, что после смерти был причислен к воинству аввы Сергия.

Иеромонах Памфил (ОСОКИН), насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

 

Почетный гражданин

Сотрудничая с литературным альманахом «Переяславль», я впервые познакомился с творчеством владыки Симона. В альманахе в 1994 и 1995 годах были напечатаны две его статьи «Святитель Василий, епископ Рязанский» и «Великий князь Олег Иванович». Меня, историка, поразило глубокое знание им исторического и краеведческого материала.

Когда я учился на историческом факультете, слышал неоднозначные высказывания о князе Олеге Рязанском от наших преподавателей, которые в основном в своих лекциях использовали труды московских летописцев и историков. А последние прямо утверждали, что князь Олег был противником русского государства, называли его врагом и предателем. Мне, в то время студенту, было очень обидно за нашего рязанского князя.

И я с большим удовольствием и даже восторгом прочитал исследование владыки Симона, в котором он опровергает все домыслы и наветы хулителей князя Олега. Владыка убедительно показывает Олега Рязанского патриотом Русской земли. А ещё владыка делает вывод, что «никогда Рязанское княжество ни до, ни после него не достигало такой силы и величия».

В течение трех созывов Рязанского горсовета я, будучи председателем комитета по образованию и культуре, был ещё и ответственным секретарём комиссии по муниципальным наградам. Однажды мы с моими коллегами написали в комиссию обращение о присвоении звания «Почётный гражданин города Рязани» митрополиту Симону.

И впервые на наградной комиссии никаких споров не возникло. Практически без обсуждения члены комиссии единогласно выдвинули единственную кандидатуру митрополита Симона на присвоение почётного звания. А вскоре депутаты горсовета также единогласно проголосовали за владыку. Это произошло 23 августа 2001 года.

Официальное чествование новых почётных граждан традиционно происходит во время празднования Дня города. В 2001 году праздник состоялся в солнечный воскресный день 16 сентября. Эпицентром праздничных мероприятий стала Соборная площадь, которая была заполнена веселящимися горожанами. Почётные гости мероприятия заранее заполнили импровизированную трибуну. Только не было виновника торжества.

Этот воскресный день у владыки Симона начался ранним утром с праздничного молебна у часовни, посвящённой 900-летию Рязани. А затем была служба в Христорождествен-ском соборе. А на Соборной площади владыка появился ровно в назначенное время. И его чествование было главным событием Дня города. В ответном слове владыка подчеркнул, что данная награда является, в первую очередь, показателем заслуг всей Рязанской епархии. И в этих словах он остался верен своей скромности и великодушию. Таким он и остался в нашей памяти.

Николай БУЛЫЧЁВ, председатель топонимической комиссии г.Рязани

 3

Близкий человек

Митрополит Симон был духовным отцом тысяч рязанцев на протяжении тридцати одного года. За это время он помог духовными советами сотням людей. Дверь его кельи в епархиальном управлении - в милом зеленом деревянном домике на улице Фрунзе - была открыта всегда и для всех, кто нуждался в его духовной поддержке.

И, наверное, каждый, кто с ним общался, считал, что владыка обращался с ним лучше, чем с другими, что именно для него он был самым внимательным, самым близким человеком...

Митрополит Симон - великий человек, гордость земли Рязанской, и память о нем будет всегда жить в наших сердцах.

В Николо-Бабаевский монастырь владыка Симон приехал после прощания с рязанцами, потому что это его родина. Напротив обители - его родная деревня, где жили его родители. Но, к сожалению, Николо-Бабаевский монастырь, как и многие другие, находился в разрушенном состоянии. И владыка, конечно, ставил себе задачу не просто пребывать здесь на покое, но и помочь в восстановлении этой обители. И это у него получилось. По его молитвам и сейчас Николо-Бабаевский монастырь продолжает восстанавливаться.

Он очень хотел до своей кончины восстановить здесь храм в честь Николая Чудотворца. Он говорил: «Я освящу, и потом уже уйду». Это ему удалось. Храм в августе освятили, а первого сентября владыка ушел из жизни. В этом храме его отпевали, здесь же с ним прощались.

Я узнала о том, что владыка отошел ко Господу, в пять часов утра. Мне позвонил владыка Савва (Михеев), который был тогда келейником владыки Симона. Меня и моих близких эта новость очень опечалила. Мы собрались и поехали в Николо-Бабаев-ский монастырь прощаться с владыкой.

Там было очень много рязанцев, духовных чад из Ярославля, из Москвы. Когда вынесли гроб, всех окропил мелкий-мелкий дождик, а потом выглянуло солнце. И все запели «Христос Воскресе!».
Когда мы ездили к владыке Симону, в небе всегда была радуга.

Татьяна ПАНФИЛОВА, депутат Рязанской областной Думы

 

«Я рядом возрастал»

Моя первая встреча с владыкой Симоном произошла довольно-таки рано. Мне тогда было всего восемь лет, и папа, который в то время служил диаконом в Борисо-Глебском соборе, как-то, собираясь на службу, сказал, что сегодня встречаем нового правящего архиерея. Я попросил отца взять меня на службу, так как мне было очень интересно. Об этой встрече я, конечно, мало что помню, но всё же в памяти осталось, что собор наш был полон народа, так что яблоку было негде упасть, и все с нетерпением ожидали приезда нового владыки. А потом, взрослея, я всегда по праздникам ходил с папой в храм и стоял во время службы в алтаре. А владыка, когда по окончании службы выходил через боковую дверь, проходя мимо меня, останавливался и, как у взрослого, всегда спрашивал: «Как Ваши дела?» Я ему отвечал: «Хорошо». И он с легкой улыбкой благословлял меня.

А потом я постепенно вырос, и всё мое возрастание проходило на глазах у владыки Симона. Помню, как мне пришла повестка в армию, и я пришел к владыке в епархию за благословением. Он тепло меня встретил, напоил чаем, благословил и сказал, что это время пройдет очень быстро. Так и случилось.

Когда я в конце мая 1985 года вернулся из армии, то с большим воодушевлением сразу же пришел к владыке, чтобы попросить его благословения на поступление в Московскую духовную семинарию. У меня в то время был друг, Володя Максимов. К сожалению, он погиб во время страшного пожара в московских духовных школах. Мы с ним до армии вместе ходили в наш собор, вместе пели на левом клиросе (мама Володи была регентом левого хора). Он раньше меня на полтора года отслужил в армии, и я знал, что в данное время он уже иподиаконствует у владыки и владыка благословил его в этом году поступать в семинарию. Мне очень хотелось поступать вместе с ним. Но владыка, выслушав меня, сказал: «Подожди, братец, потрудись у меня келейником, а на следующий год поступишь». Всё так и вышло, как сказал владыка: ровно год я был у него келейником и иподиаконом, а на следующий год поступил в Московскую духовную семинарию.

Все мы, студенты-рязанцы, которые в то время учились в московских духовных школах, всегда с нетерпением ждали приезда владыки в Троице-Сергиеву лавру на праздник преподобного Сергия Радонежского. И он всегда находил для нас время, собирал нас и расспрашивал, как наша учеба, как наши успехи, и при этом еще и копеечку бедным студентам давал. Помню, как перед моим окончанием академии владыка мне сказал: «Я жду тебя в нашей Рязанской епархии. Мне нужен в соборе ключарь». К тому времени я уже был рукоположен в сан священника, и мне было радостно от такого предложения владыки послужить с ним в родном мне Борисо-Глебском соборе. Но когда я приехал, то владыка вместо ключарства сразу поставил меня настоятелем этого собора. то время я был молодым священником, и, конечно же, владыка явился для меня учителем и наставником.

Нельзя было, видя его любовь к богослужению, не подражать ему в этом. А владыка всегда радел о том, чтобы богослужение было особо праздничным, торжественным. Обладая хорошим музыкальным слухом и голосом, он очень любил церковное пение и всегда за богослужением старался вместе с духовенством исполнять различные песнопения. Наши прихожане очень любили такие архиерейские службы, и храм наш всегда был полон народа. Сейчас старые люди с любовью вспоминают то время, особенно параклисисы Пресвятой Богородице, которые совершались нараспев и которые владыка очень любил, никогда ни одного не пропускал. Он также любил приезжать в храм по средам вечером, когда у нас совершалось всенощное бдение с чтением акафиста святителю Василию Рязанскому, а по воскресным дням вечером всегда приезжал читать акафист перед Боголюбской иконой Божией Матери. Великим постом владыка любил совершать пассию с чтением акафиста Страстям Христовым, в конце которой он всегда говорил слово, от которого у молящихся на глаза часто наворачивались слезы, а его тихий, проникновенный голос доходил до сердца каждого, кто его слушал.

Надо сказать, что владыка всегда был очень точен и пунктуален, никогда не любил опаздывать и от нас требовал того же. Он всегда старался приехать на службу в собор заранее, бывало, что и за тридцать, а то и за сорок минут до начала службы. Любил посидеть в полумраке алтаря и привести в порядок свои мысли. Это хорошее качество, заложенное владыкой, сохранилось во мне до сих пор.

Владыка очень чтил святителя Василия Рязанского, считая его покровителем и заступником всей земли Рязанской. Всегда, когда он приезжал в кремль, будь то уроки в духовном училище или еще какие-то дела, он сначала шел поклониться мощам святителя Василия, с улыбкой говоря: «Надо хозяину поклониться». Мне вспоминается, как однажды владыка вызвал меня к себе и сказал, что в нашей епархии планируется открытие православной гимназии во имя святителя Василия Рязанского и он хочет меня поставить туда директором. А когда я стал отнекиваться, говоря, что я с этим делом незнаком, владыка просто сказал, что дело это богоугодное и поэтому Господь и святитель Василий помогут.

Впоследствии, когда я был назначен ректором сначала духовного училища, а потом и семинарии, я не раз вспоминал слова владыки Симона, что святитель Василий всегда поможет. И все мы действительно явственно ощущали его помощь, особенно когда просили учебный комитет преобразовать наше духовное училище в семинарию. ично для меня владыка Симон запомнился как строгий, но справедливый архиерей. Он, конечно же, мог и наказать, но умел сделать так, что на него никто никогда долго не обижался. Он всегда мог и поругать, и похвалить, а похвала от владыки дорогого стоила. Будучи настоятелем собора, я часто слышал, как после хиротонии он наставлял только что рукоположенного молодого священника, говоря ему: «Старайся всё покрывать любовью». Любил приводить в пример слова святителя Филарета, митрополита Московского, который говорил: «Лучше ошибиться в милости, чем в строгости». Именно такая настоящая любовь к ближним была в сердце владыки Симона, и все, кто с ним общался, вспоминают его только добрыми словами. А многие из тех, кто с ним трудился, считают его своим духовным наставником.

Вот такие воспоминания остались у меня о владыке Симоне. Царствие Небесное приснопамятному митрополиту Симону и вечная ему память.

Протоиерей Николай СОРОКИН

Воспоминания опубликованы в газете "Благовест"

Прочитано 47 раз Последнее изменение Понедельник, 23 Августа 2021 08:43

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены