shapka

Среда, 18 Августа 2021 13:27

"Настоящий монах": к 15-тилетию со дня кончины митрополита Симона (Новикова)

Оцените материал
(0 голосов)

В 2021 году исполняется 15 лет со времени кончины митрополита Рязанского и Касимовского Симона (Новикова). Он упокоился 1 сентября 2006 года в Николо-Бабаевском монастыре на 79-м году жизни. Ярославская земля, в пределах которой расположена эта обитель, является малой родиной владыки. А Рязанский край, где он более 30 лет возглавлял одну из древнейших епархий Русской Православной Церкви, стал для него, без преувеличения, второй родиной.

О любимом пастыре вспоминают миряне и священнослужители, которым довелось общаться с владыкой Симоном.

 

Настоящий монах

Мои первые впечатления: владыка Симон - это явление святоотеческое, настоящий монах, который отрекся от мира во всех смыслах: и глубинных, и внешних. Владыка со мной много общался, беседовал. Частенько с ним я был на трапезе. Во время поста как монах он был строг. На первой седмице Великого поста он горячее не принимал, только в среду и в пятницу после Литургии Преждеосвященных Даров. Он питался в основном овощами, фруктами, ягодами, без всякой роскоши, утренние службы были с половины шестого и заканчивались в первом часу дня. Он молился и совершал всё по Уставу, и меня воспитывал в строгости по отношению к жизни в Православии.

Как-то мой брат священник Сергий передал мне рассказ паломников, которые были на Афоне. Когда там узнали, что они из Рязани, то сказали им: «Что вы к нам —— ездите? У вас есть свой старец - владыка Симон».

Его медленность движений отображала не столько состояние здоровья, сколько собранность, настроенность внутрь себя, улавливание Божьих велений. То же касается и взгляда. Помню, стою около владыки во время помазания: подходят и старые, и молодые - всякие. А у него глаза бесстрастно любящие. В них нет оценок: как человек выглядит, во что одет, красив ли... Он смотрел в лица, как бы вглядываясь вглубь себя созерцательной внутренней молитвой.

Меня он воспринял как родного, заботился обо мне. Глажу я, например, архиерейские облачения. Он придет в подряснике, в простой одежке, когда холодно - в валенках, сядет и так просто мне рассказывает из истории Церкви различные события, по догматике - о свойствах Божиих, о многом другом, что необходимо знать будущему священнику, потом вопросы задает, проверяя, что мне запомнилось из услышанного. Вот так он готовил меня к поступлению в Московскую духовную семинарию.

Помню, ездили с ним в Сергиев день в Троице-Сергиеву лавру. Едем, а он учит меня тропарю преподобного Сергия, так в дороге я его и выучил.

Владыка Симон хлопотал об устройстве меня в семинарию на второй курс, так как я до армии окончил «гнесинку». Помню, Святейший Патриарх Пимен собирал в Троицком храме, где находится рака с мощами преподобного Сергия, трех архиереев, которые выросли на Рязанской земле, и обязательно митрополита Симона. Его Патриарх Пимен по-особому отмечал и ставил на службах в такие праздники всегда поближе к себе.

Удивительна была его простота в обращении с людьми: не было официальности и отчужденности... Владыка отдал себя, как монах, на служение Церкви и людям.

После окончания семинарии я снова вернулся в Рязань за распределением, и владыка оставил меня служить на месяц в Рязани - тому виной моя специальность. Митрополит Симон очень любил петь и немного играл на фортепиано. Секретарь епархии отец Александр Буров тоже был певец. Вместе с владыкой они пели нотные песнопения в конце почти каждой литургии, выходя на середину храма.

У них возникла идея давать мне как музыканту разные тексты и напевы, чтобы я им делал аранжировки, перекладывал богослужебные тексты на ноты. Втроем мы собирались в кабинете владыки и разучивали новые тексты, переложенные мной на ноты. Владыка деликатно мне предлагал остаться в Рязанском соборе. Но меня архимандрит Иоанн (Крестьянкин) не благословил на это, объяснив: «Ты "сгоришь" в соборе». Мой отказ, конечно, огорчил архиерея, но ослушаться духовника я не смог.

Впоследствии мне Бог дал утешить владыку своим послушанием - когда открывалось Рязанское духовное училище, переименованное в дальнейшем в Рязанскую духовную семинарию, я был приглашён преподавать церковное пение. В течение двух лет старательно выполнял данное послушание, приезжая со своего прихода в Рязань на два дня в неделю, радуясь возможности общения со своим владыкой.

Владыка Симон для меня - это школа духовной жизни, молитвы, послушания Церкви. Он был украшен святоотеческим смирением, несмотря на то, что он архиерей. Величественность его была не во внешних атрибутах, а в тихой, сокровенной молитвенности.

Удивительна была его простота в обращении с людьми: не было официальности и отчужденности. Народ шел к нему и шел. Не по записям и аудиенциям. Можно было приехать в Рязань, зайти в епархию, чтобы просто увидеть владыку и получить его благословение. Заходишь, и владыка всегда расспросит, даст совет, вручит какой-то подарочек. Уезжаешь от него - и на сердце радость. Он часто утешал пришедших к нему с печалью словами: «Бог милостив. Будем — молиться.». И по его молитвам Бог помогал.

Владыка отдал себя, как монах, на служение Церкви и людям. Мы про преподобного Серафима знаем, что Матерь Божия велела ему выйти из затвора и допустить к себе народ. Здесь то же самое: монах, облеченный в сан архиерея, принимая всех к себе, всего себя отдаёт народу Божиему. Это удивительно!

Человек, который, о себе забыв, всю жизнь свою направил на служение Церкви, на архипастырское попечение о служителях Алтаря Господня - священниках, на духовное окормление многочисленных своих духовных чад. Архипастырь не по внешним атрибутам, а по своей сердечной природе - искреннему переживанию за души людей, за спасение каждого из нас.

Протоиерей Серафим Правдолюбов, настоятель Троицкого храма р.п. Гусь-Железный Касимовского района

 

Нужные слова

Когда я учился в Рязанском православном духовном училище, владыка Симон был в нем преподавателем и вообще активно участвовал в его жизни.

На нашем выпускном в училище ребята попросили меня сказать слово. И я тогда в своей речи сравнил владыку Симона с отцом, потому что он для нас действительно таковым являлся. Я, например, обращался к нему и со сложной семейной ситуацией, владыка давал важные наставления, относился с пониманием.

В училище владыка Симон вел у нас литургику. Он не требовал от нас зубрежки, всегда говорил, что есть книги и самое главное - знать, где что найти.

Службы с владыкой Симоном были какие-то особенные, торжественные. Мы, студенты, часто бывали на службах в Успенском соборе. Помню, заходишь в собор - и сразу чувствуешь, есть там владыка или нет. Если он был там, то было такое благодатное ощущение его молитв. Он был молитвенник, любил литургию, любил петь.

Владыка Симон, безусловно, был ученый-богослов. Но при этом он всегда скромно себя держал, не показывал своей учености. Он был очень доступный, ежедневно к нему на прием тянулись люди. Он умел общаться со всеми, в том числе и с высокопоставленными людьми. Виктор Владимирович Кучумов, занимавший во время архиерейства владыки Симона должность заместителя начальника отдела социальной политики Рязанской области, отвечал тогда за все конфессии по городу Рязани и по области. И вот он тоже с владыкой Симоном очень сдружился, владыка принимал его с любовью, всегда советовался с ним. Виктор Владимирович, к слову, помог вернуть Церкви Христорождественский собор. Он даже посвящал владыке стихи.

Владыка Симон - великий человек. Рязани очень повезло, здесь он выполнил важную миссию. При нем было открыто около двухсот храмов, восемь монастырей, гимназия, духовное училище, было положено начало кафедре теологии. Он заложил ту основу, которой мы теперь пользуемся.

Владыка часто рукополагал, почти каждое воскресенье и в праздники. Он и меня рукополагал и в диакона, и в священника. Мы все были «из мира», каждый со своим характером, но владыка находил нужные слова, чтобы сохранить духовенство, наставить его. Он имел такой талант. Потом из его ставленников и тех, кто при нем учился, вышло порядка восьми архиереев. А этим не каждая епархия может похвастаться.

Проповеди владыки были особенные: он говорил очень проникновенно, его слова трогали душу. Он умел просто донести до людей высокую богословскую мысль, и паства его очень любила. В проповедях владыки Симона всегда звучали цитаты из Евангелия. Он даже сам говорил, что какой-то отрывок читаешь раз, два, и только на одиннадцатый Господь тебе открывает смысл.

Когда владыка уже ушел на покой, Патриарх благословил его поработать над трудами святителя Игнатия (Брянчанинова), с умом владыки это действительно можно было сделать, но, к сожалению, здоровье уже не позволило.

Протоиерей Георгий МАРКОВ

 

На Черной горе

Когда митрополит Симон приезжал к нам в монастырь, у всех была большая радость. Люди были упоены его служением, и каждый раз будто Пасха была на душе.

В то время он уже был слаб и уезжал сразу после службы, без трапезы. Мы провожали его, а потом не помнили, была ли трапеза или нет, настолько были наполнены благодатью.

Помню, когда он читал своим тихим, грудным голосом молитву Ефрема Сирина, у нас душа плакала, всё замирало. Сердца людей соединялись в молитве, и мы были едины.

С 1988 года я была насельницей Толгского монастыря, где и приняла монашеский постриг. Никуда не намеревалась переходить. И даже не думала об этом, когда мне сказали, что в моем родном Михайлове собираются восстанавливать монастырь, который, просуществовав около ста лет, полностью был разрушен. На этом светлом месте тогда рос только бурьян и высокая трава.

Тогда мне позвонил отец Серафим (Масляев) - мой брат, который в это время был насельником Иоанно-Богословского монастыря, и сказал, что меня благословляют быть игуменией Михайловского монастыря. Для меня всё это было очень неожиданно, да я и не стремилась что-то менять в своей жизни.

Владыка призвал меня к себе и сообщил об этом, как я узнала позже, написав с большим смирением прошение игумении моего монастыря. Я была в смятении. Но не могла перечить и приняла это как волю Божию.

И вот среди бурьяна в маленькой часовенке, освященной владыкой Симоном по чину храма, мы начали возносить молитву и строить наш монастырь.

Игумения Сергия (МАСЛЯЕВА), настоятельница Михайловского Покровского монастыря

 

Сильная молитва

Владыка Симон был непрестанным молитвенником, и даже когда спал, во сне читал молитву. Один раз я думал, что владыка что-то говорит мне, подхожу к постели, а он во сне читает 50-й псалом «Помилуй мя Боже». Он помог моей маме своей молитвой, когда у нее была онкологическая операция. Врачи боялись, что будут осложнения, но операция прошла на удивление легко. После операции я сразу пришел к владыке. Поблагодарил его за молитву и сказал, что всё прошло прекрасно. Тогда он дал мне большую свечу и много фруктов и отправил обратно к маме. И теперь она по праздникам ненадолго затепляет подаренную владыкой свечу.

Несколько лет подряд владыка приезжал отдыхать в село Стружаны, поэтому местные жители хорошо помнят его. Он останавливался у схимонахини Досифеи. В Стружанах он встречался с митрополитом Самарским Сергием, который в молодости был у него иподиаконом.

Иерей Роман ФИЛИППОВ, настоятель Успенского храма села Стружаны Клепиковского района

Воспоминания опубликованы в газете "Благовест"

Прочитано 69 раз Последнее изменение Пятница, 13 Августа 2021 13:44

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены