shapka

Среда, 19 Августа 2020 10:03

Посвященный русским воинам

Оцените материал
(0 голосов)

Было это в начале девяностых годов прошлого века. Я только начала работать на телевидении и снимать первый в своей жизни цикл программ «Дорога к храму». Одной из тем стали судьбы трех пожилых женщин-сверстниц. Одна из них дворянка, после революции потерявшая почти всё, другая – дочь простых рабочих, которой советская власть дала возможность стать большой чиновницей. Нужен был третий персонаж, чья жизнь текла бы вне зависимости от того, какое время было за окном, подчиняясь лишь единой потребности души жить с Богом. Кто-то посоветовал мне съездить к одной женщине – к сожалению, не вспомню, как ее звали, да и пленка, которая могла сохранить имя моей героини, давно истлела. А вот в памяти образ простой рязанской крестьянки остался на долгие годы. Жила она в Канищеве. Так, следуя пути Господню, я первый раз попала в это село.

Жители Канищева тогда не считали себя городскими (да и сейчас тоже). Так, мы приехали в самый обыкновенный деревенский домик. Низенькие окошечки с простыми занавесками, старая мебель, иконы в углу. И, как ни странно, несмотря на низкие потолки, много-много солнца. Стоял месяц май, и совсем скоро должна была наступить Пасха. В доме пахло теплой выпечкой, ведь буквально на следующий день надо было святить куличи. Моя новая знакомая охотно делилась секретами их приготовления. А вот про свою жизнь не знала, что рассказывать. Жила обыкновенно. С детства родители приучили ее ходить в храм, а когда его перед войной закрыли, то молилась дома, все церковные праздники и посты соблюдала. В колхозе с ранней юности работала. Вот так и прожила, ничего особенного не делала, трудилась и молилась. Ничего она с переменой власти не приобрела, но ничего и не потеряла. Слава Богу, дожила до времени, когда открыли храм. И мы вместе пошли знакомиться с сельской церковью.

Об этой церкви и тогда уже много писали как об архитектурном достоянии.

Краеведы, описывая такие здания, обычно любят использовать словосочетания «изящные ротонды», «мощные апсиды» и прочие архитектурные термины. Опять же, велись споры о том, кто был архитектором. Приписывали проект архитектору Василию Стасову и даже Доменико Жилярди.

Но кто бы ни был автором, задумка постройки такого мощного архитектурного сооружения была понятна. Строился храм на деньги воинов и вдов героев войны с Наполеоном и должен был выглядеть как могучее здание, напоминающее огромный куб, прочно стоящий на родной земле и олицетворяющий крепость народного духа. И, конечно же, храм должен был именоваться Преображенским, так как вся страна тогда преображалась. Церковь была построена в 1824 году, спустя почти десять лет после разрушительной для России войны.

К сожалению, храм закрыли и изуродовали свои же. Остались фотографии тех времен. На них величественный красавец как бы сжался от боли, посерел, поблек. Но всё же выстоял и дождался того дня, когда вернулся в лоно Церкви. Его новая жизнь началась в 1988 году. Храм передали епархии, начались восстановительные работы.

Преображенский канищево1

И здесь нельзя не вспомнить первого настоятеля этого храма, который начал его возрождать в наше время, – архимандрита Иоанна (Сипратова). Несмотря на занятость, он всегда находил время, чтобы прийти на очередную беседу к нам на телевидение. Начинал отец Иоанн свою монашескую жизнь еще в Иоанно-Богословском монастыре, а в 1991 году был назначен служить в Преображенский храм. Таких людей называют прирожденными строителями, а я бы сказала, созидателями, потому что надо было не только возродить церковь, но и сплотить приход.

Помня, что храм построен в честь победы над наполеоновской армией, отец Иоанн решил перед входом создать мемориал. Согласно его замыслу, барельефы по обеим сторонам от входа изображали героев разных эпох. С одной стороны – воинов 1812 года, с другой – участников сражений 1941–1945 годов. У каждой из этих стен стояли саркофаги с землей, привезенной с мест самых кровавых битв, включая и Бородинское поле. (К сожалению, сегодня они убраны.) На обратной стороне мемориала и до наших дней значатся фамилии погибших в боях жителей Канищева. Получилось, что храм продолжил свою миссию и увековечил память героев обеих войн.

Двенадцать лет своей жизни отец Иоанн отдал храму. На его плечи легли самые первые и трудные годы восстановления. И всё это при том, что он очень тяжело болел. В 2003 году батюшки не стало. По желанию клира и прихожан он был похоронен у входа в храм. И сегодня многие пришедшие на службу люди останавливаются у могилы, чтобы отдать дань памяти неутомимому строителю и благоукрасителю их храма.

Так получилось, что мы купили небольшой домик в Канищеве. Правда, он до сих пор еще в стадии ремонта. Но много лет назад, когда я первый раз посетила это село, я даже не могла и представить, что смогу жить… напротив церкви! Да, мой новый дом смотрит окнами прямо на Преображенский храм. А рядом дорога, по которой я когда-то шла к нему вместе с героиней моей программы. И вот уже несколько лет подряд, когда бывает возможность, я прихожу туда на службы.

Храм значительно отличается от других и по-прежнему остается, в хорошем смысле слова, сельским. Прихожане – в основном жители Канищева, те, кто живет в нетронутом новостройками селе или в многоэтажках по соседству. До службы бабушки ведут разговоры об урожаях на своих участках, родственники, чьи дома раскиданы по разным улицам, узнают семейные новости. Молодежь почтительно здоровается со старшими. В храме много детей. В конце каждой недели их ждут в воскресной школе.

Приход большой, по-семейному дружный, активный. Вот и я, когда мой домик будет готов и сможет меня принять, стану канищевской жительницей, и тогда от моего дома до церкви будет всего несколько шагов. Я с радостью вернусь туда, где начинался мой путь к храму.

Елена Александрина, газета "Благовест"

Прочитано 71 раз Последнее изменение Вторник, 18 Августа 2020 11:04

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены