Версия для печати
Суббота, 01 Февраля 2020 07:14

Манин лапоть

Оцените материал
(0 голосов)
Манин лапоть Судьба детей в блокадном Ленинграде. Бобикова Алина, 5 класс

В нашем детстве хранителями памяти о Великой Отечественной войне были её герои – ветераны. Но последние воины той эпохи уходят один за другим, и современному школьнику приходится узнавать о ней лишь из книг и фильмов. Однако помимо защитников Отечества в войне участвовали – кто вольно, кто невольно – все жители страны. Как минимум, все от неё страдали. Так не предложить ли современным детям посмотреть на войну не с её «победной», «книжной» стороны? Посмотреть глазами ровесников – детей, переживших тяготы военных лет, поколения нынешних прабабушек и прадедушек...

***

Великая Отечественная война закончилась давно, почти 75 лет назад. Но в нашей семье свято хранят память о ней, гордятся подвигом тех, кто отстоял свободу Родины. Все мои прадедушки воевали, награждены боевыми наградами. Они вернулись с войны, но умерли рано, потому что подорвали здоровье на фронте. Их портреты висят на стене нашей комнаты. А рядом - фотографии моих прабабушек. Они не сражались с фашистами, но в победе над врагом есть и их немалая заслуга. И военное детство, юность их были очень трудными.

В памяти нашей семьи хранятся несколько историй о тех грозных и тяжелых годах, о военном детстве моих прадедов, одну из них я расскажу…

Было это в начале июля 1944 года. Фронт боевых действий был уже далеко. Все мечтали о скорой Победе. Но жизнь в селе Дегтяные Борки, что в Ухоловском районе Рязанской области, нисколько не стала легче. Даже голоднее стало, ведь все припасы подобрали, а то, что выращивали, собирали в колхозе и в своих хозяйствах, отдавали государству: «Всё для фронта, всё для победы!».

Моя прабабушка, Савина Мария Ильинична, в семье была старшей и училась в Сапожковском педучилище в тридцати двух километрах от дома. А на каникулах, как и её сестры, всё лето работала в колхозе в полевой бригаде.

Брат Виктор с 26 июня 1941 года был в Красной Армии, письма от него приходили очень-очень редко, и всегда это был праздник: живой!

Семья была большая: пятеро девчонок и два младших брата. Голодали. Спасала лебеда: горсть муки и много сушёной лебеды: вот и лепешки – «черныши». Давились, но ели: голод не тетка. А в педучилище во время учебы всем давали по карточкам по полкило хлеба в день. Вот как-то прапрабабушка говорит: «Маня, сходила бы ты за карточкой в училище, ведь полкило хлеба - это большая поддержка для нас».

И прабабушка Маня рано, на рассвете, пошла в Сапожок, за тридцать два километра. Идти пришлось босиком (летом все дети так ходили), обувь-то на холода берегли. Шла долго, пришла в канцелярию училища после обеда, запылённая, грязная, босая, в узелке 6 картошек, обсушенных в печке с солью (мама на дорогу дала).

Преподаватели сразу ее и не узнали. Маня сказала, зачем пришла, а ей объяснили, что на каникулах карточка не положена. Вздохнула она и, не присев, побрела обратно, стыдясь за свой вид. Еще, как на грех, ноги разболелись, опухли, особенно правая, уколола где-то дорогой. Когда до родной деревни оставалось километров десять, присела Маня прямо на дорогу, развернула узелок, съела три картошки и подумала: «Господи, пошли мне хоть какую-нибудь обувку!» Едва добрела она до поселка Липяги (сейчас его уже нет), как увидела: валяется в пыли лапоть с овчинной подстилкой, ветхий – ветхий, с одним ушком.

Обрадовалась, разорвала тряпочку из-под картошин на ленточки, привязала лапоть кое-как к больной ноге. Идти стало легче.

Дома она была уже ночью, с чужим лаптем на ноге. Усталая, голодная, расстроенная. Маму увидела, расплакалась: было обидно и горько, что вернулась ни с чем. Да и ногам было очень больно.

Лапоть этот родители не выбросили, а повесили в горнице на стену. Если кто-то из детей, по мнению старших, просил лишнего или делал что-то не так, они показывали на него и говорили: «А вот Манин лапоть не хочешь?» Трудно было, жили бедно, но дружно, все семеро получили образование и стали достойными людьми. Прапрабабушка Оля говорила, что это Манин лапоть помог.

А Виктор Ильич Савин не вернулся с войны. Сначала считался без вести пропавшим, мать и сестры надеялись, что он жив, а мужчины просто молчали. И только через двадцать лет наша семья узнала, что он летом 1944 года умер в госпитале от ран и похоронен в братской могиле в Витебске.

В нашем семейном архиве хранится ветхий пожелтевший листок бумаги с обтрепавшимися краями: копия аттестата, выданного Савиной М.И. в том, что она окончила Сапожковское педагогическое училище Рязанской области и 28 июля 1945 года ей присвоено звание учителя начальной школы. В аттестате только отличные оценки.

Моя бабушка, мой дедушка, мои папа и мама – тоже учителя. Я пока не знаю, кем буду, но цель у меня, как у всех Савиных, – учиться, и как можно лучше, чтобы мои прадеды – ветераны войны и труда - могли мной гордиться.

Елизавета Лещенко, 8 класс

написано в рамках проекта "Цветы на поле боя" Пронского Спасо-Преображенского монастыря,

2 место в номинации «Журналистика»

Прочитано 120 раз Последнее изменение Суббота, 25 Января 2020 13:21
1