shapka

Пятница, 22 Июня 2018 11:27

Литургии под открытым небом: о том, как помогали в концлагерях

Оцените материал
(0 голосов)
Литургии под открытым небом: о том, как помогали в концлагерях Кадр из фильма "Поп" режиссер В.Хотиненко

В этом году исполняется 77 лет с начала Великой Отечественной войны. Всё дальше и дальше от нас те страшные события, которые происходили на фронте, в тылу и на оккупированных территориях. Со временем всё больше начинают раскрываться неизведанные ранее страницы войны.

Одной из таких является благотворительная помощь православного духовенства нуждающимся на оккупированной территории. Псковская область ― наиболее долго удерживаемая территория (Псков был оккупирован с 9.07.1941 по 23.07.1944 гг.), а также это и Северо-западные области Советского Союза, где немцы в конце оккупации зверствовали с особой жестокостью в отместку за свои поражения на Южных и Центральных направлениях. Именно здесь была организована православная миссия из духовенства Прибалтийских Республик, получившая название «Псковская Православная миссия». Для многих в наше время она стала известна благодаря выходу книги и фильма «Поп».

В первые месяцы войны священнослужителям удавалось оказывать материальную помощь советским военнопленным. Это было возможно благодаря тому, что не было чётких запрещающих указов со стороны нацистского руководства и под предлогом проведения богослужения священники проходили «за колючую проволоку».

Для оказания помощи попавшим в плен, по личному призыву митрополита Сергия (Воскресенского), Патриаршего экзарха в Прибалтике, был организован сбор продуктов и вещей. Каждый приносил всё, что мог.

Помощь поступала и от братии Псково-Печерского монастыря. Иногда доставку продуктов, из-за возникающих сложностей, возглавлял, невзирая на свой возраст, наместник монастыря ― игумен Павел (Горшков). В 1944 году ему удалось под предлогом «нужны рабочие в монастырь» забрать более десяти узников концлагеря.

Из воспоминаний участника Псковской православной миссии священника Георгия Бенигсена: «Это были самые страшные литургии в моей жизни. Посередине лагеря под открытым небом совершается Таинство Евхаристии. Кругом тысячи мужчин, несчастных, измученных, бесконечно усталых, голодных. Пятидесятилетние мужи и шестнадцатилетние юноши… Кончается литургия. Подходят целовать крест, целуют руку священника, целуют его ризы, стараются, несмотря на строжайшее запрещение, шепнуть несколько слов, передать записку с адресом, с просьбой разыскать близких. А немцы начинают зверствовать в открытую: страшные расстрелы евреев, аресты «инакомыслящих» и колоссальных масштабов систематическое продуманное уничтожение русской живой силы – военнопленных».

После оккупации в городе и области появилось очень много детей, которые потеряли родителей. Одной из главных задач каждого было приютить и обогреть ребятишек, чтобы они не пропали без вести или не были убиты фашистами как обуза и бесполезный элемент для Третьего Рейха.

Так, при храме св. великомуч. Димитрия Солунского г. Пскова был организован приют, в котором размещались 137 детей в возрасте от 6 до 15 лет.

Организовывались также и школы, куда могли ходить все желающие. При Варлаамовском храме г. Пскова организовали школу на 80 мест. Трудами священнослужителей в Красногорском благочинии было открыто 15 школ, а в Пушкиногорском районе 17 школ.

Стремление увеличить число церковно-приходских школ на территории епархии исходило и от священноначалия. Так, в одном из циркулярных писем говорится: «Обучать сверх всего детей своих прихожан в приходской школе Закону Божьему, правильному разумению церковных обрядов, чтению, письму и др. предметам, полезным в общежитии». При этом строго запрещалось взимать плату за обучение.

Но такие комфортные условия были не долгими. Осенью 1942 года биржа труда взяла всех лиц, начиная от 14 лет и старше на учет, они больше не могли посещать занятия. В мае поступил указ о том, что трудовой повинности подлежат уже дети с 12 лет и старше. В результате этого, были вынуждены прекратить своё существование школы при Варлаамовском и Димитриевском храмах.

Для существования всех этих приютов проводились сборы денежных средств, продуктов питания и вещей. В одном лишь Пскове благотворительные сборы составляли ежемесячно около 10-12 тысяч рублей.

Кроме этого, проводились сборы пожертвований, приуроченные к различным церковным праздникам, когда в храмы, как правило, всегда приходит больше людей, чем в будничные дни.

Например, в 1943 году в храме города Опочка, по просьбе настоятеля, для нуждающихся в Димитриевскую родительскую субботу было собрано около 2000 рублей; в Мариенбургской церкви в июне 1943 г. было передано 2750 рублей в «Комитет народной помощи».

Настоятели псковских храмов, как и их собратья на неоккупированной территории, собирали деньги для нужд пострадавших. Великим постом 1942 г. им удалось собрать 10 тыс. рублей и раздать нуждающимся через организацию «Красный Крест» (местная благотворительная организация, никакого отношения к «Международному Красному Кресту» не имела и её правами соответственно не пользовалась). Все собранные деньги направлялись в школы и приюты, которые также были открыты стараниями священнослужителей и неравнодушных христиан.

Вся эта поддержка, оказываемая духовенством на оккупированной территории, помогала нуждающимся выживать в тех страшных условиях, когда каждый день мог быть последним…

Священник Александр Бондарев, газета "Логосъ"

Прочитано 100 раз Последнее изменение Вторник, 19 Июня 2018 19:31
Другие материалы в этой категории: « Единство многообразия По монашескому пути »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены