shapka

Четверг, 24 Мая 2018 06:08

Церковно-славянский язык: родной и чужой

Оцените материал
(0 голосов)
Церковно-славянский язык: родной и чужой ryazeparh.ru

Церковнославянский – это не только язык православного богослужения и значимая часть культурного и исторического наследия нашей страны, но и «каркас» современного русского языка. Филолог и культуролог Д. С. Лихачев отмечал, что «церковнославянский язык – постоянный источник для понимания русского языка и обостренного постижения эмоционального звучания русского слова». Мы довольно часто используем в своей речи слова церковнославянского языка и, порой, даже не замечаем этого.

Возникновение церковнославянского языка и письменности связано с именами равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, которые перевели для славянских народов Священное Писание и богослужебные книги, чтобы и они люди «были причислены к великим народам, которые славят Бога на своем языке». На Руси церковнославянский язык был проповедником духовности и познания, именно на нем написаны первые древнерусские тексты. Светские разговоры на этом языке в те времена были чем-то немыслимым и неправильным.

За века церковнославянский настолько тесно переплелся с русским языком, что при желании его можно понять даже без специальной подготовки, используя лишь уже имеющиеся знания. Например, что в фразе «Не убоимся, когда смущается земля» [Пс. 45:3] означает «смущаться»?

В современном языке «смущаться», «смущение» – это состояние некоего замешательства, застенчивости или стыда. Как земля может быть застенчивой и стыдливой, не совсем понятно, но можно пойти еще дальше.

В некоторых словарях «смущение» дается в значении волнения, состояния, связанного с утратой самообладания, внутреннего равновесия. То есть здесь это слово означает утрату равновесия или некоторое замешательство.

Также в нашей речи нередко встречаются корни и формы церковнославянских слов. Так «млекопитающие», «Млечный Путь», «прохлада», «прозрачный», «древесина» и «животное» образованы с помощью таких словообразований, как «млеко́», «дре́во», «хлад», «зрак» и «живо́т» (в значении «жизнь»). Кажущийся сложным и в какой-то степени «чужим» и непонятным церковнославянский язык становится ясным и прозрачным, когда понимаешь, что он все еще имеет множество лексических пересечений с современной русской речью.

Однако некоторые слова церковнославянского, перейдя в русский язык, либо со временем поменяли свое значение, либо стали восприниматься людьми несколько иначе. Сегодня «прелестью» могут назвать милую девочку в розовом платьице, тогда как изначально это слово воспринималось как «обман» или «обольщение» и часто связывалось с именем дьявола. В этом же смысле слово «обаяние», употребляемое нами в описании чего-то притягательного, имеет и более буквальный смысл как некое волшебство или колдовство.

Есть и совсем неожиданные слова, как, например, «выну». Это вовсе не вынимание чего-то, изначально это слово означает «всегда, во всякое время». Чаще всего именно такие различия становятся проблемой для восприятия церковнославянского русским человеком, но их сравнительно немного.

Лингвист Ф. И. Буслаев писал, что "говорить о русском языке как о языке отдельном от церковнославянского - никак нельзя". Наш современный русский язык действительно много унаследовал от церковнославянского, часть которого стала значимой и привычной стороной повседневной жизни. Тем не менее, именно в стенах Церкви и на страницах Священного Писания церковнославянский приобретает особый, сакральный смысл, который сложно передать с помощью русского. Такая взаимосвязь как бы разных, но в то же время родственных языков до сих вызывает много разногласий, однако, они оба – неотъемлемая часть нашей культуры, которую нужно оберегать.

Алина Абрамова

Прочитано 155 раз Последнее изменение Вторник, 22 Мая 2018 19:02
Другие материалы в этой категории: « Сокровенные свидетели Брат Христа "по плоти" »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены