shapka

Наша вера

В настоящее время под богословием подразумевается отрасль знаний, содержащую в себе такие положения как учение о Боге, установленной Им Церкви, о мире, как творении Бога и о Его Промысле в этом мире и многом другом. Однако изначально смысл этого слова был несколько иным, и неслучайно только три святых Церкви названы Богословами.

Когда мы слышим словосочетание «предание Церкви», то задаемся вопросом: что это? Рассказы, устные предания, незаписанные истории?

Люди хотят, чтобы священники были святыми. Так им кажется. На самом деле подлинная святость не только греет, но и временами жжет. Можно только представить себе, что было бы, соизволь Господь облечь в ризы и поставить в алтаре у Престола не людей, но Ангелов. Вместо полного храма богомольцев храм, в котором служил бы, скажем Архангел Михаил, был бы пуст.

За две недели до начала Великого поста Церковь вспоминает притчу о блудном сыне.

«Кто не приимет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк.10:15) – эти удивительные слова мы находим в Евангелии. В Евангелии вообще много, часто говорится о детях. «Будьте как дети», «таковых бо есть Царство небесное» (Мф.19:14) – что это значит? Тот мир, в котором мы живем, та цивилизация, которая определяет все наши взгляды, мысли и вкусы, пожалуй, почти не способна уже услышать эти евангельские слова, поверить им и, я прибавлю, – обрадоваться им. Ибо этот мир, эта цивилизация прежде всего предельно и угрюмо серьезны, и они гордятся этой своей серьезностью.

В первое из четырех подготовительных воскресений перед Великим постом посвящено воспоминанию притчи о мытаре и фарисее.

На вечерне великих праздников читаются так называемые паремии, представляющие собой обычно выдержки из книг Ветхого Завета. В них излагаются события прежних времен, напоминающие и даже разъясняющие то, что празднует в данный день Святая Церковь. В самые великие праздники число паремий, обычно не превышающее трех, очень увеличивается и в день Воскресения Христова достигает пятнадцати, а в день Богоявления – тринадцати.

В церковной жизни мы все стараемся воспринимать верой. Потому что многое из того, что является содержанием богослужений, наших молитв, можно принять только на веру, а понять разумно – невозможно. Тем не менее, в жизни верующего человека всегда есть место для рассуждения, для того, чтобы выяснить, почему, как и зачем. И до определенной границы использование разума похвально, более того, оно является важным и необходимым.