shapka

Наша вера

Христиане-протестанты очень любят рисовать такую схематическую картинку: сверху листа стоит крупными буквами выведенная надпись «Бог». Под ней проходит сплошная линия, отделяющая 1/3 листа. Снизу жирным шрифтом набрано «человек» - и тоже отчёркнуто, только сверху. А через получившееся пространство, через пропасть между Богом и человеком, словно мост, перекинут Крест Христов. Образ, согаситесь, довольно сильный и доходчивый. Но в православной церковной традиции бережно сохранен еще один образ, связанный с Крестом.

Недавно в разговоре со знакомым священником услышала интересное замечание по поводу некоторых возмущений молодежи в его храме. Батюшка сказал, что к нему все чаще стали подходить с вопросом: «А почему в молитвах и песнопениях мы называемся тварями?! Вокруг обычно так только ругаются».

Адам видел Бога лицом к лицу. Беседовал С БОГОМ! Словами! Видел Рай и в нем – себя, светлого и доброго, понимающего зверей и Землю. Видел настоящую любовь и ангелоподобную Еву. Знал почти бесплотную любовь. Конструировал вместе с Богом животных. Дружил с ангелами. А его сын запросто убил человека.

Великий Пост – время духовного паломничества христиан к главному празднику церковного года: Святой Пасхе. Суть внутренней работы души во время Великого поста ярче всего выражена в необыкновенно глубокой молитве Ефрема Сирина, которая читается на постных богослужениях в каждом православном храме. Это – отсечение от греха и восхождение по ступеням добродетелей ко Христу.

Великий пост. Сорок дней, к которым присовокупляется еще семь дней Страстной седмицы. Конечно, все мы знаем порядок богослужений и череду седмиц. Но кроме «официальных» установлений есть еще и народные, сложившиеся за многие века традиции. Большинство их носят скорее бытовой характер. Они помогают нам чуть легче пройти сквозь нелегкое время 47-дневного поста.

Это письмо церквам малой Азии было написано во времена гонений императора Нерона. Они носили локальный характер, так как охватывали только город Рим, но зверства этих гонений поражали порой даже самих язычников.

Вот и Великий пост незаметно приблизился. С первых подготовительных недель начинает меняться и характер песнопений в Церкви. Потихоньку, теперь на каждой воскресной всенощной, к душе каждого молящегося в храме человека, принесшего с собой не только запах морозного воздуха, смешанного с выхлопными газами машин, но и душевную смуту забот и впечатлений прошедшего дня, подходит тихий и серьезный Ангел Покаяния. Он кладет свое мягкое крыло человеку на голову, как бы закрывая его от посторонних взглядов, и предлагает человеку обратить свое внимание на свою грешную, имеющую вид здоровой, но на самом деле такую больную душу.


Тихо, временами все громче, затем опять стихая, как бы обрываясь на одном звуке и затем вновь набирая силу, поет в это время хор. Люди, которые не первый год встречают в храме Великий пост, знают – поют «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…».

Это песнопение будет теперь петься на каждой воскресной всенощной вплоть до 5-й недели Великого поста. Место, которое ему отведено в богослужении, можно сказать, кульминационное – после прочтения Евангелия. Так велико значение и смысл этих покаянных стихир для спасения человека, так необходимо сосредоточить свое внимание на их содержании, что после того, как был включен полный свет в храме во время чтения Евангелия, теперь он весь гасится. Точно так же и в душе молящихся – после радостного и светлого Евангелия о Воскресении Христовомвдруг – осознание своей греховности и недостоинства приблизиться к этому Свету:  «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телесный весь осквернен; но яко Щедр очисти благоутробною Твоею милостию…»

Но надежда на милость Божию и на молитвенную помощь Пресвятой Богородицы помогает вскоре преодолеть эту немощь душевную: «…но надеяся на милость благоутробия Твоего, яко Давид вопию Ти: помилуй мя, Боже, по велицей Твоей милости».

Музыка, на которую бывают исполняемы хором эти покаянные стихиры, оказывается на практике самой разной. Ведь история бого-служебного пения в нашей Церкви оказалась способной вместить в себя кроме древних церковных обиходных и монастырских напевов всю богатую палитру музыкальных стилей, присутствовавших в разное время в светской музыке, которые подобно морским волнам накатывали на берег церковный и уходили в музыкальное море, сменяя одну другой. Но величайшая милость Божия и Премудрость творила так, что всегда на этом берегу оставалось только самое ценное, возвышенное и пригодное для Вечности.

Только вот регентам при выборе между этими музыкальными драгоценностями следует быть бережными и осторожными к душам молящихся в храме людей и своим собственным. Чтобы музыка не перетягивала на себя внимание от смысла слов, чтобы чувства, как бы благородны они ни были, не нарушали бы состояние внутренней собранности, смирения, тишины со стороны страстей и молитвенного устремления к милосердию Божию. В Неделю о мытаре и фарисее также начинается пение и других текстов из Постной Триоди. В составлении этих песнопений потрудились знаменитые святые отцы и учители Церкви: преподобные Феодор и Иосиф Студиты, святители Анатолий Константинопольский, Косма Маиумский, Андрей Критский и многие другие песнотворцы. И нет ничего для их пения лучше наших древних церковных напевов.

О сущности церковного пения так говорили святые отцы II–III веков: «Когда человек молится и для выражения молитвы ему не хватает слов, он начинает петь».

Пение — это не только музыка, а сугубая молитва, приводящая к Богу. Велика награда будет певчим, если они своим пением, смирением будут помогать людям приходить к Богу, побеждать грехи и страсти и благодарить Господа. На Афоне было такое видение: когда монахи выходили со службы, то увидели, что Матерь Божия раздавала каждому молившемуся по золотой монете, а некоторым — по две. Потом выяснилось, что по две монеты Она давала тем, кто пел на службе. Но не тому, кто пел красиво, а тому, кто при этом молился и тем самым других подвигал к молитве. Это одна из основных задач певцов и, конечно, регента. Если хор поет молитвенно, духовно настроенно, а не только музыкально, то и все, кто в храме, вслед за хором начинают приобщаться к молитве, даже если были к этому не готовы, потому что через такое пение и передается молитвенный дух.

Снова слышу: поют «Покаяние».
Вновь: «Помилуй мя, Боже» поют,
Снова слышатся вздохи, рыдания,
Покаяния слезы текут. 
И Господь простирает объятия,
Словно хочет всех грешных обнять
И всесильной Своей благодатию
Укрепить,исцелить, приласкать.

Протоиерей Георгий Галахов, клирик Вознесенского храма г. Рязани, композитор духовной музыки

Почему наше последнее предстояние перед Богом мы называем "страшным судом"? Разве мало на земле ужаса и без этого: человеческая жестокость, ненависть и страдание, физическое и умственное насилие человека над человеком? Можно ли помыслить что-либо страшнее этого?.. Можно, потому что не тем последний суд так страшен, что жжет нас, как огонь.