shapka

Наша вера

Конечно, искушался Христос, как человек. Бога искушать невозможно. Но во Христе божество и человечество нераздельны, а потому человеческие свойства могут приписываться Христу как Богу.

Приближение величайшего в истории человечества события – праздника Рождества Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа – мы можем почувствовать своим сердцем и услышать в пении хора на богослужении уже начиная с праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы. Тогда, во время елеопомазания на Всенощной, начинается пение Рождественского Канона.

Рождество Христово – это великое и радостное событие для всего человечества, ведь сам Господь пришел на Землю, чтобы спасти всех нас от власти греха. И это пришествие Его есть дело бесконечной любви Бога Отца, который «так возлюбил мир, что отдал Сына Своего, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную».

Однажды, после возвращения из заграничной поездки ко мне обратились друзья с возмущением, что они хотели 28 августа на праздник Успения Пресвятой Богородицы помолиться в православном храме, но их постигло разочарование ― в этот день никакой службы не было и праздник Успения уже давно прошел. Остались одни вопросы: как так, вроде бы православный храм, приход Греческой (Элладской) церкви, а службы нет, в чем причина?

Сегодняшнее Евангелие о благодарности, о свойстве, которое должно бы быть нам таким естественными и которое так редко встречается среди нас.

Шестопсалмие ― шесть избранных гимнов, скрывающих в себе, можно сказать, модель жизни человека: радость ― благодарность Богу, воспевание Его за щедрые дары, и печаль ― тяжесть грехов, притесняющих душу, моменты падений.

Прочитанный сегодня отрывок из Евангелия приобретает особенную ясность и выпуклость, если вспомнить, что разговор между законником или юношей, спрашивающим о вечной жизни, и Христом последовал сразу же за тем, как Христос сказал, кто именно войдет в Царство Небесное, кто унаследует вечную жизнь.

Отзвучала Великая ектения Всенощного бдения, и теперь, после нашей общей молитвы, которую возглашал диакон или священник, мы слышим, как хор поет особым распевом знакомые многим слова первой кафизмы из Псалтири: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых… Яко весть Господь путь праведных и путь нечестивых погибнет…»