Версия для печати
Воскресенье, 24 Февраля 2019 08:31

На "красный" или на "зеленый"?

Оцените материал
(0 голосов)

Одна из самых известных евангельских притч – притча о блудном сыне – читается в храмах ежегодно за 2 недели до начала Великого поста.
Каждый день и каждый час современный человек стоит перед выбором. И этот выбор касается не только молока на полке супермаркета, хлеба или сорта колбасы. Вопрос выбора стоит по-гамлетовски жестко: быть или не быть.

Путь жизни – путь бытия с Богом и в Боге, сказавшем «Я – есмь Путь, Истина и Жизнь» (Ин.14:6). Путь аннигиляции – дорога греха, конец которой известен: «награда за грех – смерть» (Рим.6:23).

Если хотите, Заповеди Божьи – словно сигнал светофора. Зеленый: «Возлюби Господа Бога Твоего и ближнего – как самого себя» (Мф.22: 37-40), «Чти отца и мать» (Исх.20:2-17), «что сделали малым сим – сделали Мне» (Мф.25:40). Красный – все заповеди с приставкой «не»: не сотвори себе кумира, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, не завидуй. И эти заповеди - не аллегория, они честное предупреждение человеку, наделенному свободой выбора: «Красный свет – дороги нет! Смертельно опасно!». Останешься ли ты с Богом или поедешь на «запрещающий сигнал светофора»?

От твоего личного выбора, выбора, который происходит здесь и сейчас, зависит не только твоя жизнь. Но так же, как в случае с Правилами дорожного движения – жизни других людей, сидящих на «заднем сиденье» или переходящих дорогу. Это твоя семья, близкие, друзья, сослуживцы и просто – случайные люди, попавшиеся на твоем пути.

Но свобода выбора предоставлена не только отдельным людям. Нации, цивилизации и культуры тоже оказываются перед перекрестками, определяющими их дальнейшее существование. Во второй трети XIX века перед таким перекрестком оказалась и Европейская цивилизация. Общее настроение выразил Фридрих Ницше в книге «Веселая наука». «Бог умер, - провозгласил философ, - Бог мертв». А раз Бог умер, если погас тот Свет, Который почти два тысячелетия озарял европейскую культуру, политику и семейные отношения, надо искать другой его источник. По мысли Ницше и его многочисленных последователей, мерилом всего и вся является сам человек.

«Будем как боги, - провозгласило новое европейское общество, - боги, владеющие добром и злом» (сравни: Быт.3:5). И понеслось! Никто не задался вопросом, который поставил еще две тысячи лет назад Христос: «Если свет, который в тебе – тьма, какова же сама тьма?» (Мф.6:23). Очень скоро мир увидел то, о чем его предупреждали.

Кровопролитные войны и революции, тоталитарные режимы и этнические чистки, биологическое и ядерное оружие. Все – во благо наций и человека, во имя целесообразности и прогресса!

Христианство было изгнано из школ, судов, больниц и парламентов сначала в гетто церковных оград, а затем, как в революционной России, – за колючую проволоку концлагерей.

К концу XX века секуляризация общества или, если сказать прямо, его насильственное обезбоживание достигло таких пределов, что мир, кажется, перевернулся с ног на голову. Его называют «постхристианский», но по своей сути этот мир – антихристианский. Распад института брака, рост преступности, беспорядочные половые связи, алкоголизм и наркотики стали нормой жизни атеистической Европы. Наряду с этим кажется, что никогда еще человек не жил так хорошо. Он может путешествовать по всему миру, информационная открытость дает миллионам людей доступ к тем знаниям, которые были раньше уделом единиц, медицина раздвинула границы человеческой жизни на тридцать – сорок лет, продукты питания доступны каждому европейцу в любом супермаркете.

Но даже на горделивой вершине этой «вавилонской башни технологий» человек ощущает странное одиночество и пустоту. Ему - одетому, накормленному и ухоженному - холодно и сиротливо под бездонной чернотой космоса. Он имеет все – но одновременно, как никогда, ничтожен, одинок и беден. Человека словно рак съедает печаль, незнакомая его предкам. Он смутно ощущает, что вокруг него растлевается, оплевывается и подвергается уничтожению самое лучшее в нем - образ и подобие Творца: его человечность. И ничего взамен этой щемящей тоски от ужаса перед неизбежной смертью и по утраченному Небесному Отцу не может дать современная секулярная культура.

Что же дальше? Ответ на этот вопрос можно найти в притче о Блудном сыне. Она читается в каждом православном храме за две недели до начала Великого поста. Бог не умер. Это человек попытался вычеркнуть Бога из своей жизни.

«Отдай мне то, что принадлежит по праву рождения, - сказал человек, - я хочу жить отдельно!». Это человек – ты или я - ушел от Бога в «страну далече», где начал строить быт по своим лекалам и разумению.

Как увлекательна и сладка была сначала эта жизнь! Но итог этого эксперимента, он у всех перед глазами. Некогда господин в доме Отца, человек стал рабом свиней – прислужником обмана, разврата и ненависти. Вместо того, чтобы быть Богом, он оказался оборванным нищим, которого гнетет стыд от собственного бессилия. А еще - ужас перед голодом, потерей социального статуса, войнами, эпидемиями и неизбежной могилой.

И вот мы снова перед выбором, снова на перекрестке жизни! Останемся ли мы здесь, в этой «стране далече» греха и ужаса? Или возвратимся к Небесному Отцу, Который день и ночь ждет на дороге? Трапеза Любви приготовлена - она ждет нас на каждой Литургии. Церковные двери открыты, достаточно сделать несколько шагов – до Исповеди и Причастия. Отец Небесный дарит нам целое Царство и всю правду его! Объятья Христа раскрыты, Он протягивает руку, чтобы ввести каждого из нас в Радость Воскресения, которой, по слову Евангелия, не будет конца. А нужно не так уж много: здесь и сейчас сделать правильный выбор!

Александр Ильинский

Прочитано 135 раз
1