Версия для печати
Четверг, 10 Января 2019 11:13

"Зачем же сатана искушал Христа, если Он – Бог?"

Оцените материал
(0 голосов)
"Зачем же сатана искушал Христа, если Он – Бог?" Искушение Христа в пустыне. Фреска. Собор Монреале, Сицилия

Конечно, искушался Христос, как человек. Бога искушать невозможно. Но во Христе божество и человечество нераздельны, а потому человеческие свойства могут приписываться Христу как Богу.

Например, апостол Павел говорит: «Мы примирились с Богом смертью Сына Его» (Рим. 5, 10). И наоборот, свойства Божественные приписываются Христу как человеку. Например: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах» (Ин. 3, 13). В богословии это учение получило наименование «общение свойств». Одним из первых о взаимозаменяемости имён во Христе начал говорить свт. Григорий Нисский: «По причине совершенного единения воспринятой плоти и восприемлющего Божества имена взаимно заменяются, так что и человеческое называется Божеским и Божеское – человеческим» («Против Аполлинария к Феофилу, епископу Александрийскому»).

И эта взаимозаменяемость имён не какой-то риторический приём. Прп. Иоанн Дамаскин пишет: «Таков способ взаимного сообщения свойств, когда каждое из обоих естеств передаёт другому свои свойства по причине тождества ипостаси и взаимного проникновения естеств» («О православной вере» 3, 4).

Но как нам возможно отнести все эти вещи к нашей жизни? Ведь, как видится, не из любопытства же только задаётся вопрос о искушениях Христа. Он для нас важен.

Сказано в Писании: «Начало премудрости – страх Господень» (Пс. 110, 10). И к таинству жизни Христовой мы можем приступить лишь со страхом, то есть с благоговением и вниманием. И тогда мы сможем взять этот вопрос глубоко, а не поверхностно любопытствуя. Тогда мы сможем глубоко спросить об искушениях Христа в пустыне, когда пойдём к решению через себя, через свой опыт христианской жизни.

Нам известны эти три искушения. Они касаются трёх сфер существа человеческого – духа, души и тела. Или ума, сердца и тела. Или ещё так: силы словесности, силы деятельной (это область силы воли, гнева) и силы вожделевательной (иначе – силы витальной, куда относятся питание, размножение).

Но откуда мы понимаем эти искушения, откуда мы можем понимать, что именно происходит с нами, когда мы подвергаемся им, когда нас охватывает этот огонь? Ведь апостол Павел говорит: «...чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам не безызвестны его умыслы...» (2 Кор. 2, 11). Это понятно нам именно из таинства жизни Христовой. Потому ещё апостол Павел и говорит: «Сие бо да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе» (Флп. 2, 5). И это даётся человеку-христианину в Таинствах.

Мы приобщены Христу, жизни Христовой, каждый в свою меру, мы можем усваивать в своей жизни то, что совершил Он.

Итак, поскольку нам боль этих искушений известна, мы можем понять, что то, что Христос дал Себя в эти искушения, было делом Его любви. Она пролагал нам путь. Именно по любви, как говорит святитель Григорий Богослов, воплощается Сын и приносит Себя в жертву. И не найти иного, кому же принесена эта жертва, кроме как сказать, что принесена она ради человека... Можно сказать, она – дар Божией любви человеку. И самое воплощение Сына, истощание Его до «образа раба» (Флп. 2, 7) уже предполагало, что эти искушения будут, потому что человечество Христово – подлинно, потому что принял Он естество падшее, «худшее, да подаст нам лучшее» (стихира на Благовещение), обновив его в Себе и Собою, потому что искушениям подвергаются все люди, носящие падшее это естество.

Потому, продолжая слова Писания: «Бог есть любовь» (1 Ин, 8-16), отцы сказали: «Бог есть смирение» (схиархим. Софроний Сахаров на основании опыта прп. Силуана Афонского).

«Есть смирение человеческое, а есть смирение Христово, которое неописуемо...» (прп. Силуан Афонский).

И ещё говорит прп. Силуан: «Научиться Христову смирению – есть великое благо; с ним легко и радостно жить, и всё бывает мило сердцу. Только смиренным являет Себя Господь Духом Святым, а если не смиримся, то Бога не узрим. Смирение есть свет, в котором мы можем узреть Свет-Бога, как поётся: “Во свете Твоем узрим свет”. Господь научил меня держать ум во аде, и не отчаиваться, и так смиряется душа моя, но это не есть еще настоящее смирение, которое неописуемо. Когда душа идет к Господу, то бывает в страхе, но когда увидит Господа, то от красоты славы Его неизреченно радуется...»

«Держать ум во аде» значит принимать настигающие нас искушения не как что-то чуждое и случайное, но как соответствующий нам труд и упражнение. А «не отчаиваться» значит никогда не терять надежды на избавление и преодоление, не переставать своих бессильных попыток к тому, чтобы не поддаваться этим искушениям, не сдаваться. И тогда Господь посетит нас внутри них и подаст руку, как утопающему апостолу Петру.

И так мы узнаем на деле, что же сделал Христос всему человечеству.

Игумен Паисий (Савосин)

Прочитано 113 раз Последнее изменение Пятница, 04 Января 2019 11:31
1