shapka

Вторник, 16 Ноября 2021 07:33

Несколько веков до Христа: Иерусалим в период Второго Храма

Оцените материал
(0 голосов)

Период Второго Храма продолжался более 600 лет от возвращения из Вавилонского плена до захвата Иерусалима Помпеем в 63 г. до Рождества Христова. За это время город очень изменился, превратившись из небольшого частично разрушенного поселения в один из важнейших и знаменитейших городов Востока. Этот период истории Иерусалима разделен на три части: времена Неемии, Хасмонеев и период правления иродианских царей. В этой статье мы рассмотрим первые две части.

 

От возвращения в Сион до Хасмонеев

После разрушения Первого Храма в 586 г. до Р.Х. границы Иерусалима вновь сократились до размеров Города Давида и Храмовой Горы. Западную часть (Западный Холм) все еще окружали остатки городской стены высотой в несколько метров, но весь район лежал в руинах. Согласно описанию Книги Неемии и археологическим данным, Иерусалим в то время был разрушен, а его руины служили своего рода защитой небольшому количеству населявших его жителей.

Манифест Кира в 538 г. до Р.Х. стал началом возрождения духовной и политической жизни иудеев на их земле. Кир позволил им вернуться в Иудею и воссоздать из руин их Храм. Спустя двадцать два года возрожденный Храм освятили под руководством Иисуса Бен Иоседека и Зоровавеля Бен Салафиила. Для возведения Второго Храма собрали баснословные деньги, в помощь из Ливана прислали кедровое дерево, а из Тира и Сидона – каменщиков и плотников. Иерусалим – теперь столица персидской провинции Иехуд – вновь стал центром жизни Иудеи. Доказательство этому – множество печатей этого периода, которые находят при раскопках. И, тем не менее, в течение еще многих лет он оставался почти безлюдным. С момента освящения Храма и до прибытия писца Ездры (спустя 58 лет) Иерусалимом управляли люди, не оставившие значительного следа в истории города.

Писец Ездра, занимавший высокий чин при дворе персидского царя Артаксеркса I, прибыл в Иерусалим из Вавилона в 457 году до Р.Х. со второй партией возвращающихся пленников. Следуя повелению царя, Ездра способствовал распространению Священного Писания для укрепления в иудеях веры и возобновления ритуалов в Храме. Однако только с появлением в Иерусалиме Неемии их совместные усилия привели к осуществлению реформ.

Неемия прибыл в город в 445 г. до Р.Х., и с этого момента в жизни Иерусалиме начали происходить ощутимые перемены. Он сразу понял необходимость восстановления стен и составил план реконструкции. Описание его вечернего осмотра (обхода) состояния укреплений дает нам понять, в каком направлении лежали разрушенные стены. Он начал с того, что прошел через ворота Долины на северо-западе Города Давида. Оттуда он прошел вдоль Тиропеонской долины до Колодца Дракона. От Колодца Дракона он пошел в восточном направлении, поднялся на западные склоны Кидронской долины и увидел под собой разрушенные городские стены. С северо-восточного угла Города Давида он повернул на запад, спустился в Тиропеонскую долину и вернулся к воротам Долины.

В течение пятидесяти двух дней жители города трудились над восстановлением стен Иерусалима. Их враги – «Аммонитяне, Аравитяне и Азотяне», в то время жившие в стране, нападали на строителей, которые вынуждены были защищаться: «Строившие стену и носившие тяжести, которые налагали на них, одною рукою производили работу, а другою держали копье» (Неем. 4:17). Строили священники, жители городов и деревень Иудеи, благородные жители Иерусалима. Каждой группе приписывалась определенная часть стены, которую они должны были восстановить или выстроить заново. Перечень этих частей позволяет нам проследить направление стены периода реставрации. Однако абсолютно точно были идентифицированы только несколько участков. Среди них Широкая Стена, Ворота долины, Мусорные Ворота, Ворота Источника, колодец у Силоамского бассейна и склоны Города Давида. По окончании строительства провели церемонию, отмечающую это событие, и празднующие обошли восстановленные стены в двух направлениях, после чего обе они объединились на Храмовой Горе.

Даже после реставрации стен население города оставалось незначительным: «Но город был пространен и велик, а народа в нем было немного, и домы не были построены». (Неем. 7:4). Укрепления знаменовали статус Иерусалима как духовного центра нации, сохранявшего её уникальность и отличие от других народов региона. Описание города в Книге Неемии сообщает о том, что в то время его размеры были меньше, чем в период существования Первого Храма. Новую стену построили немного восточнее гребня Города Давида, поэтому восточная часть холма Города Давида и включающая ее стена не входили в пределы границ Иерусалима.

На данный момент мы не можем с уверенностью судить о направлении восточной стены времени Неемии. В настоящее время принято считать, что руины, обнаруженные Кетлин Кеньон, которые она принимала за остатки стены, на самом деле являются остатками каменоломен и встроенных в них опорных стен. Эти остатки – свидетельство значительных строительных работ, проводившихся по всему городу, и вполне возможно, что именно здесь добывали камни для стен. В описаниях этого периода упоминается только строительство стен и практически не сообщается о строительстве каких-либо других зданий или строений в пределах самого города. Кроме домов некоторых состоятельных жителей, упомянутых в Книге Неемии, есть еще несколько мест, идентифицированных относительно точно: Широкая стена периода Первого Храма, ворота Долины и здания вблизи Силоамского бассейна (включавшие Мусорные ворота, ворота Источника и стену Силоамского бассейна). Еще одна группа зданий должна находиться к северу от Храмовой горы: Овечьи ворота, башня Меа и башня Ханнанель. Однако точное их расположение неизвестно.

Холм Города Давида и Храмовая Гора по-прежнему оставались главными местами в городе. Такой вывод делается из обилия археологических находок в Городе Давида, датируемых IV и III вв. до Р.Х., по сравнению с относительной скудостью подобных предметов на Западном Холме. Однако похоже, что расширение в сторону Западного холма началось до Хасмонейского периода.

Ряд источников, таких как Письмо Аристея, написанное в конце III или начале II вв. до Р.Х., свидетельствуют о масштабной застройке Иерусалима того периода. Самым крупным объектом стала крепость Бирах (по-гречески - Барис) в северо-западном углу Храмовой Горы – там, где позже возвели крепость Антония. Многочисленные башни крепости Бирах охраняли Храм и его предместья. Другие строительные проекты, такие, как подземная система водоснабжения (посредством акведуков поставлявшая воду от источников за пределами города), были связаны с доставкой в Храм воды. Очевидно, именно в то время построили два Овечьих бассейна (один, на самом деле, появился еще при Первом Храме). Тогда же Храм обновили изнутри, а его мощеный передний двор и стены укрепили.

Книга Неемии, Письма Тимохара и Письмо Аристея – единственные письменные исторические источники, относящиеся к развитию Иерусалима с Возвращения в Сион до Хасмонейского периода, а между тем эти события разделяет приблизительно 350 лет.

 

Хасмонейский период

Основной письменный источник этого времени – Книги Маккавейские (Маккавеи - представители династии Хасмонеев). Дополнительная информация получается при археологических раскопках, а также из ряда других источников.

Район Города Давида, заселенный в конце периода Первого Храма, после разрушения Храма был заброшен и оставался безлюдным до Возвращения в Сион. К моменту Хасмонейской революции (то есть восстания иудеев против империи Селевкидов) в 167 год. до Р.Х. Иерусалим все еще ограничивался пределами Города Давида и Храмовой Горой, как и при Неемии. Начало расширения Иерусалима на запад накануне Хасмонейского периода стало одним из ключевых моментов развития города. Очевидно, стены периода Первого Храма (например, Широкая Стена) в то время еще поднимались над землей и послужили границей обновленного расширения фортификаций. Трудно с точностью датировать начало повторного заселения Западного Холма, но очевидно, это происходило с начала II в. до н.э., после победы Антиоха III над войсками Птолемея (200 г. до Р.Х.). Именно в этот период, в правление династии Селевкидов (с центром в Антиохии в северной Сирии) произошла борьба за духовный облик нации и контроль над Иерусалимом. Проникновение эллинистической культуры в страну и, особенно, в Иерусалим, усилилось. Группы «эллинистов» у власти способствовали этому процессу, что получило выражение в застройке района Верхнего Города, ставшего в конце Хасмонейского владычества крупнейшим урбанистическим центром Иерусалима.

Величайшим строительным достижением Хасмонейского периода стало строительство стены, которую Флавий назвал Древней («Война Иудеев», 5, 4, 2). Проведенные в разных частях города раскопки подтвердили, что стена построена в середине II в. до Р.Х.

Это подтверждается и ветхозаветной Первой Книгой Маккавейской (10:10), согласно которой Ионафан Маккавейский начал возведение городских стен и строительство на Горе Сион, завершенное его братом Симоном (1 Мак. 13, 1). Строители этой стены включили сюда руины стены периода Первого Храма и, возможно, именно поэтому Флавий ошибочно относит строительство Первой (Древней) стены к периоду династии Давида.

Очевидно, Хасмонейская стена строилась поэтапно. Сначала возвели стену в западной части Западного Холма. Восточную стену защищал перпендикулярный эскарп (препятствие, представляющее собой искусственно срезанный под большим углом край склона или берега реки, высотой несколько метров, обращённый передней частью к противнику). Его остатки все еще различимы под домами Еврейского квартала, выходящими на площадь Западной Стены. Этот эскарп защищал и южную часть города вплоть до завершения части стены, которая начиналась в самой южной точке укреплений Города Давида, расположенной у Силоамского бассейна. Отсутствие единого строительного стиля, заметное в самих частях стен, можно считать доказательством того, что комплекс был завершен не сразу, и что в его создание вовлекались разные строители.

Храмовая гораХрамовая гора

Верхний Город

Возведение Первой Стены в период значимых культурных и политических событий в Иерусалиме, описанных в Книгах Маккавейских, наводит на два вопроса: какие именно причины побудили город расширяться в Западному Холму, и что за Верхний Город был там в итоге построен? Возможно, одной из причин роста города стало увеличение населения Города Давида. Еще одной причиной можно назвать желание «эллинистов» изменить Иерусалим по эллинистическому образцу, а для этого требовалось его расширение, которое было вполне возможно на Западном Холме. Поэтому в западном секторе города, особенно в домах знати, в течение Хасмонейского периода преобладает эллинистический тип застройки. Данные археологических раскопок подтверждают описания Флавия. В своих трудах он упоминает Буле (Здание Совета), гимназию и кесистос – окруженный колоннами двор, примыкающий к гимназии. Эти здания – неотъемлемая часть любого эллинистического города. Хасмонеи построили в Верхнем Городе и дворец, возвышающийся над Храмовой Горой («Иудейская Война», 2, 17, 3).

Агриппа II украсил дворец и пристроил к нему специальное крыло, с которого он смотрел прямо на Храмовую Гору («Иудейские Древности», 20, 89). В силу недостатка археологических данных этого периода крайне сложно составить законченную картину эллинистического города, возникшего на Западном Холме. Одна из причин этого состоит в том, что город позже перестраивался при Ироде, а для массивных иродианских зданий требовались глубокие фундаменты, поэтому многие здания предшествующей Хасмонейской эры сносились и уничтожались. Итак, мы видим, что Западный Холм был заселен в Хасмонейский период и играл важную роль в городской системе Иерусалима вплоть до разрушения Второго Храма.

 

Храмовая Гора

Источниками, в которых описывается процесс застройки Храмовой Горы при возвращении в Сион, мы не располагаем. Однако по археологическим находкам и трудам Флавия, а также выдержкам из Мишны, мы можем заключить, что в период Хасмонейского владычества на Храмовой Горе произошли значительные изменения. Согласно Флавию, долину южнее Храмовой Горы «заполнили…, чтобы связать город с храмом» («Иудейские Войны», 5,4,1).

Они же снесли гору, на которой стояла селевкидская крепость Акра. Современные исследователи придерживаются мнения, что описания Храмовой Горы, даваемые Мишной, относятся к Хасмонейскому периоду. Согласно этим источникам, Храмовая Гора располагалась на холме, который снесли и засыпали, а на вершине построили плато размером 500 х 500 локтей (примерно 250 на 250 метров). В Храмовую Гору вели пять ворот: двое на юге - Ворота Хульды, на западе – Ворота Кипонус, на севере – Ворота Тади и Сузские ворота на востоке. Комплекс Храма, описанный Мишной, очевидно тоже относится к Хасмонейскому периоду.

При раскопках области рядом с так называемой Аркой Уилсона археолог Уоррен обнаружил остатки моста, построенного в Хасмонейский период и связывавшего Верхний Город с Храмовой Горой. В «Иудейской Войне» (1,7,2) Флавий повествует о разрушении этого моста: Аристобул сжег мост, отступая перед Помпеем, и бежал с Верхнего Города на Храмовую Гору (63 г. до Р.Х.). То есть, Храмовая Гора была последним оплотом защитников Иерусалима от римлян. При Хасмонеях это место укрепили.

Отдельно следует упомянуть о крепости Барис, существовавшей еще при Неемии, описанной в восторженных выражениях в Письме Аристея, созданном накануне наступления Хасмонейской эры. Согласно Флавию, эту крепость построили цари Хасмонейской династии. Он утверждает: «Когда один из первосвященников Гиркан I построил … Барис у Храма, он жил в нем большую часть времени». Из этих строк мы можем заключить, что при Хасмонеях крепость использовалась в качестве жилого здания. Хасмонейский Барис был снесен и перестроен Иродом. От Хасмонейской крепости сохранился лишь слабый след в виде прорубленного под крепостью водного канала, ведущего к вырубленным в скале водохранилищам под современной Храмовой Горой.

Еще одно сложное для идентификации место, встречаемое во многих легендах – Акра (по-гречески «возвышенность» или «крепость»), построенная Антиохом III. Эта крепость была выше Храма для того, чтобы обозревать сверху все происходящее в окрестностях. В 141 г. до Р.Х. ее завоевал Симон Маккавей и сравнял с землей. Флавий сообщает, что снесли даже сам холм, на котором она стояла, для того, чтобы ни у кого уже и мысли не появилось о возможности ее восстановления.

Но об Акре мы расскажем в следующий раз и подробно поговорим и о том, как выглядел Иерусалим при Иродах.

Протоиерей Димитрий Гольцев,

проректор по научно-богословской работе РПДС, секретарь Рязанского отделения ИППО

Прочитано 24 раз
Другие материалы в этой категории: « «Священная» инквизиция

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены