shapka

Семья и общество

Начну с информации: я заболел двусторонним воспалением легких, отягченным коронавирусом. Это были тяжелые времена. Я согласен был на любое лечение врачей – они меня вытягивали из довольно тяжелого состояния. И когда я в отчаянии спросил замотанного «космонавта» (так их называют в больнице за их внешний вид): «Вы меня вылечите?», то получил ответ: «Мы всех вылечиваем!»

К духовнику Милостиво-Богородицкого женского монастыря в Кадоме архимандриту Афанасию (Культинову) сотни людей стремятся за утешением и мудрым советом. Пройдя нелегкий путь к монашеству, он получил большой жизненный опыт.

Как-то моя старшая дочь сцепилась по дворе с соседским мальчиком. Ну как «сцепилась» - скорее подверглась атаке. Мальчика звали Джамиль. Он был старше моей трехлетки на два года. Огромная для этого возраста разница. Джамилю очень понравился Олин самокат, и он подошел и буквально вырвал его из-под моей дочери. Она упала и зарыдала. А он преспокойно поехал на нем в сторону своего дома.

С соседкой Надеждой Ивановной мы приятельствуем года, наверное, два. Нам обеим немного за шестьдесят, за плечами учительское прошлое, в настоящем – взаимная симпатия и общность взглядов. В общем, нам есть что вспомнить, о чем поговорить. Моя приятельница одинока, ее супруг-чернобылец умер рано. Еще знаю, что у Надежды Ивановны есть замужняя дочь и внучка.

Мне, как «многомаме», чаще всего задают вопрос: откуда столько терпения? Я думаю, что спрашивать меня об этом все равно что просить слепого указать дорогу, но некоторые рассуждения на эту тему имеются. Это нисколько не руководство к действию, а всего-навсего мой личный опыт, подчас и горький.

Cвященник Илья ПРОШЛЯКОВ, настоятель Александро-Невского храма г. Рязани, практикующий врач-педиатр - о коронавирусе и уроках пандемии.

Наверное, нет среди нас человека, на жизни, на планах которого не отразились бы весенние события. Вот и у меня: я должна была и в мае, и в апреле наблюдать Волгу из окон лекционных аудиторий, в июне я учила бы билеты, а в перерывах гуляла бы по саратовской набережной.

Иногда просто диву даёшься: какими же необычными путями человек приходит к вере! Вот, кажется, что общего между верой в Бога и американским писателем Хемингуэем – атеистом, совершившим тяжкий грех самоубийства? Но пути Господни неисповедимы.