shapka

Дети и воспитание

Недавно армяне попросили освятить квартиру. Большая дружная семья: работяга отец с жилистыми руками и сединой, мать-домохозяйка, четверо детей, старшие из которых — юноша и девушка — уже студенты.

Мне, как «многомаме», чаще всего задают вопрос: откуда столько терпения? Я думаю, что спрашивать меня об этом все равно что просить слепого указать дорогу, но некоторые рассуждения на эту тему имеются. Это нисколько не руководство к действию, а всего-навсего мой личный опыт, подчас и горький.

Как говорить о вере с подростками? Такой вопрос на повестке. Многие его задают. Но не все, кто должен. Слышишь, бывает, в церкви «Вот вышел Сеятель сеять…» и плакать хочется. Потому что есть много мест, где Сеятеля забыли, как Он выглядит, и где семя из руки Его не падает ни на дорогу, ни в терние, ни, тем более, на почву вспаханную и жирную.

«Не бойтесь баловать детей» – этой фразой сегодня никого не удивишь, и не всегда она так провокационна, как кажется.

Об особенностях восприятия современных детей.

В нашей епархии я столкнулся более близко со школьной жизнью в формате нашей касимовской Свято-Сергиевской православной школы и заинтересовался воспитательной работой в православной школе. Кое-что мы наладили, кое-что улучшили, но всё равно какое-то время я чувствовал, что мы что-то очень серьезное упускаем.

Часто можно услышать, что даже в самой неблагополучной семье ребенку будет гораздо лучше, чем без семьи вовсе. Но есть ли предел, до которого можно оберегать «ячейку общества», не навредив одному из ее членов?

С соседкой Надеждой Ивановной мы приятельствуем года, наверное, два. Нам обеим немного за шестьдесят, за плечами учительское прошлое, в настоящем – взаимная симпатия и общность взглядов. В общем, нам есть что вспомнить, о чем поговорить. Моя приятельница одинока, ее супруг-чернобылец умер рано. Еще знаю, что у Надежды Ивановны есть замужняя дочь и внучка.