shapka

Пятница, 30 Сентября 2016 07:34

Признать человеком

Оцените материал
(1 Голосовать)
Признать человеком Памятник нерожденным детям

До недавнего времени я пребывала в наивной уверенности, что все люди знают: аборт - это плохо. А идут на него в надежде, что «все обойдется», или думая, что «другого выхода просто нет».

Прерывать беременность приходят и женщины, считающие себя верующими. Они знают, что идут на смертный грех, однако совершают его. Рискну предположить, что они просто не могут довериться Богу до конца. Иногда привычка все в жизни решать самой играет с нами злую шутку.

В общем, я была уверена: даже те, кто принимают решение прервать беременность, идут на это, осознав весь вред, взвесив риски, а порой даже предвидя страшные последствия.

Но я ошибалась.

Оказывается, огромная часть женщин, которые приходят на аборт, считают его необременительной процедурой, в которой нет ничего особенного. А уж интересы нерожденного ребенка вообще никого не интересуют.

В социальных сетях и Живом Журнале разворачиваются настоящие бои на эту тему. Существует сообщество, которое защищает право женщин на аборт, считая его главным достижением феминисток. Его участники утверждают, что до момента появления явных человеческих признаков ребенок в утробе матери не может считаться человеком. Официальная медицина отчасти солидарна с этим мнением: до 8-9 недель ребенка в утробе матери называют эмбрионом, то есть просто зародышем. И только после этого — когда на УЗИ уже становится видно «ручки, ножки и головку», эмбрион становится плодом (то есть почти человеком).

На днях дискуссия о запрете абортов в России разгорелась с новой силой. После того, как Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поставил подпись под текстом обращения, призывающего полностью запретить аборты на территории России и признать зачатого ребенка человеком, в борьбу вступило все «граждански-ответственное» общество.

Главный врач Рязанской специализированной женской больницы №8 Александр Миров в стороне от этой дискуссии никогда не оставался. Не остался и на этот раз.

- Александр Игоревич, сейчас в нашем обществе идет активная дискуссия о запрете абортов. Чью сторону в этом споре занимаете Вы?

- Я сторонник ужесточения законодательства. Некоторые коллеги мне оппонируют - вот, мол, появится нелегальный бизнес, аборты будут делать подпольно, «абортным туризмом» будут наши женщины заниматься... Ну, во-первых, «абортный туризм» для большинства наших женщин все же недоступен, а во-вторых законодательно можно все отрегулировать. Но нужно это делать очень аккуратно - не так, что вот давайте с завтрашнего дня запретим делать аборты. Нет.

Мы должны подготовить общество: нужно сказать, что, к примеру, с 1 января 2019 года аборты в России будут запрещены. И чтобы все это время шла информационная кампания — в СМИ, в женских консультациях - чтобы каждый человек, начиная с подростков, знал: в этой стране аборты не делаются. И что врач, сделавший аборт, сядет в тюрьму на 10 лет и потом никогда уже не будет заниматься врачебной практикой!

И тогда, если откроется дверь, и мне скажут — мы готовы заплатить любые деньги, только сделайте аборт, я скажу - мне это не надо, у меня репутация, у меня зарплата, мне проблемы не нужны.

- Основная сложность, как мне кажется, даже не в законодательстве, а в том, чтобы создать в обществе устойчивое отрицательное отношение к абортам. Пока его нет. Даже в среде врачей к искусственному прерыванию беременности относятся по-разному.

- Здесь все-таки повлияли годы безверия, ведь в советское время аборт не считался чем-то зазорным, к нему все очень легко относились. И я в том числе. Такое уж мое поколение. Но я хочу, чтобы мои дети не совершали таких ошибок, потому что за все ты заплатишь сполна. Если так случилось, что Господь дал еще одну жизнь, то отказываться от этого дара — это большая ошибка, это грех. Это мое мнение, моя гражданская позиция. Я не священник, я врач, но я так думаю.

- А Вы говорите об этом женщине, которая приходит на аборт?

- Конечно! Я всегда об этом говорю. Но решение женщина принимает сама. Даже согласие мужчины не требуется. И это, кстати, неправильно. Это ведет к безответственности мужчин за аборт.

Надо чтобы законодательно было прописано: перед абортом муж должен прийти и поставить свою подпись под информированным согласием. И чтобы он понимал, что такое аборт. А то получается, что с ним не работают, и он вроде бы устраняется — ну решилась и ладно, одной проблемой меньше.

- А можно ли отговорить женщину от аборта? Это сложно сделать?

- На этом основана работа психологов. Женщина в связи с тем, что очень много происходит в ее организме в этот период, она…не то чтобы неадекватна...но у нее в голове возникает буря мыслей. И это начинает иногда пугать. В этот момент очень важно, чтобы рядом оказался кто-то, кто бы поддержал. Идеально, чтобы это был муж, который бы сказал: «Да ты что! Даже и не думай об аборте! Да все у нас будет хорошо. Посмотри, какие у нас замечательные дети, и еще будет. Я тебя во всем поддержу. Я буду рядом с тобой, с детьми.» Но в жизни, к сожалению, чаще бывает по-другому. Родители часто говорят: «Ты что, с ума сошла? У тебя дочь скоро рожать будет, а ты выдумала...» Поэтому зачастую именно психолог должен помочь женщине увидеть суть проблем и понять, что они ничтожны.

Надо помочь понять, что беременность — это хорошо, надо обрадоваться. У нас опыт психологического консультирования уже большой, и я могу сказать, что эта система очень хорошо работает.

mirovАлександр Миров. Фото uzrf.ru- Женщины отказываются от аборта после беседы с психологом?

- Да.

-А были истории, которые лично вам запомнились?

- Я могу штук сто вам рассказать таких историй. Ну вот, например: заходит в дверь этого кабинета мама с дочкой. Дочке восемнадцать, учится на втором курсе института, и она беременна - большой срок уже. Живут в двухкомнатной «хрущевке», мама инвалид. И вот они говорят мне:

- Ради Бога... (Бога еще сюда приплели!)... сделайте аборт.
Я говорю:
- Да поздно уже.

А они:
- Ну, пожалуйста, сделайте, нам жизнь не мила.
И все рассказывают мне: про инвалидность, про то что денег нет.
Тогда я говорю им:

- Ну так она забеременела-то от кого?
- От мальчика – говорят — от сокурсника.
- Ну а мальчик-то что?

- А мальчик не против жениться, и мы не против. Мальчик хороший. Пусть женятся, но вот эта беременность сейчас нам некстати, рано очень, жить негде, учиться надо . Давайте мы прервем беременность, они поженятся, а потом года через два-три...

И тогда я начинаю им рассказывать:
- Ну вот смотрите: сейчас мы, предположим, прервем беременность. И если мы девочку на таком сроке не отправим на тот свет или не лишим ее матки, то она приобретет женское нездоровье. Пройдет два года. И что? У вас новая квартира будет через два года? Здоровье прибавится у вас? Зарплата увеличится? Вряд ли! А мальчик ее бросит, потому что она убьет его ребенка — он это подсознательно будет всегда чувствовать - а она больше никогда не забеременеет. Понимаете? Хуже станет всем. Господь вам дает ребенка, что может быть лучше...

В общем, они ушли от меня. И пришли через год. С ребенком. Счастливые. Большой букет цветов принесли...

- Да, трогательная история. А если обобщить: количество абортов за последнее время увеличилось или уменьшилось?

- О цифрах мы говорить сейчас не сможем — год еще не закончен. Госстатистика такова, что корректно сравнивать промежутки времени в год, то есть сравнивать мы можем 2015 год и 2016-й. Я бы не стал делать скоропалительных выводов, но чувство тревоги у меня, безусловно, есть. Я вижу, что количество абортов в целом увеличивается — не в виде цифр, просто мне так кажется.

- Среди всех абортов, которые делаются в нашей стране значительную часть занимают медикаментозные аборты. Причем, многие из них неучтенные, потому что зачастую женщины покупают таблетки через интернет и вообще не обращаются к гинекологам. Для медикаментозного аборта придумали даже особый пиар-термин: «бархатный аборт» Мол, никаких последствий для здоровья...

- Любой аборт — это вам скажет любой врач - несет негативный вклад в репродуктивное здоровье. Вот смотрите: наступила беременность, включилась новая «программа», организм стал меняться. Это очень важный период. Меняется работа всех органов женщины, перестает работать яичник циклически, возникает новый орган — плацента, которая не только осуществляет функцию контакта с материнским организмом, но и обеспечивает взаимный обмен различными химическими сигналами.

То есть организм как бы запустил новую программу своей жизни, а мы взяли и оборвали ее. Что-то при обрыве этой «программы» будет безвозвратно утеряно. И последствия могут проявиться сразу, а могут - через годы.

- То есть аборт может иметь пролонгированные последствия для организма, и женщина не всегда связывает проблемы со своим здоровьем со сделанным когда-то абортом?

- Совершенно верно. Женщина может не ощутить это сразу, но где-то потом обязательно последствия проявятся... Как поведут себя железы внутренней секреции, отреагировав на этот стресс, возникнет ли метаболический синдром, связанный с прерыванием беременности, проявляющийся ожирением, нарушением артериального давления, нарушением толерантности глюкозе. Нарушение функции щитовидной железы, болезни сердечно-сосудистой системой - это все может быть следствием сделанного когда-то аборта. Любой аборт приводит впоследствии к женским заболеваниям. Это однозначно. Вы можете мне сказать — я знаю женщину, которая сделала десять абортов, а потом родила двух детей и все у нее хорошо... Давайте проследим до конца ее жизненный путь. И тогда уже посмотрим.

- Большинство программ по профилактике абортов направлены по большей части на юных девушек. Однако львиная доля всех абортов приходится как раз не на них, а на зрелых женщин от 35 лет. Это замужние дамы, у которых уже есть один или два ребенка. То есть они вроде бы ответственные матери семейства...

- Нет, они как раз безответственные. Они взрослые, имеют жизненный опыт, детей, находятся в браке. Ну пора бы уже понимать, что несет тебе вред, а что пользу. Пора бы уже научиться как-то регулировать свое репродуктивное поведение. Это не так сложно. Ведь не так много места в жизни занимает то время, когда женщина способна к зачатию.

Это как если вы переходите дорогу на красный свет — вы должны быть готовы к тому, что вас собьет машина и вы приобретете травмы или погибните.

Точно также и здесь - если вы не регулируете свое репродуктивное поведение, то вы окажетесь в ситуации, когда придется выбирать. И если вы сделаете неправильный выбор — вы должны быть готовы к тому, что через это вы приобретете болезни.

- Зачатие и рождение ребенка — это, безусловно, чудо и дар Божий. И тот, кто отказывается от него, потом расплачивается болезнями, семейными конфликтами, душевными и духовными проблемами. Но хотелось бы все-же закончить на чем-то радостном.

- Знаю несколько чудес Божьих. На моих глазах происходили. Вот приходит ко мне пациентка. Семь лет не наступает беременность. Обошла всех врачей Рязани. Я последний оказался.

- Вы, - говорит, - моя последняя надежда, как вы скажете, так и будут делать.
А я понимаю, что нет смысла консультировать, потому что она уже всех врачей обошла - она называет фамилии грамотных специалистов - я понимаю, что они все учли. Ей сказали - только ЭКО.

Я говорю:
- Ну вот вы знаете, даже смысла нет смотреть. Вам сказали — делайте — вряд ли я какую-то лазейку найду.
А она:
- Нееет, посмотрите, пожалуйста.
Ну я так листаю, чтобы успокоить ее. А потом вижу - крестик у нее. Я говорю:

- Православная вы?
- Да.
- Венчанные с мужем?
- Да.
- А благословение у священника брали на лечение от бесплодия?
- Нет, - говорит.
- Ну так сходите в Церковь, ну и вот еще анализы сдайте.

Она пришла через месяц. В церковь сходила, анализы сдала. Я смотрю, а там беременность.

Беседовала Юлия Власкина

Прочитано 2015 раз Последнее изменение Четверг, 29 Сентября 2016 20:04
Другие материалы в этой категории: « Мир тишины Как так вышло... »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены